Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Невозможная троица и другие противоречия денежно-кредитной политики   39

Экономика

24.02.2017 19:27

Андрей Шумаков

475

Невозможная троица и другие противоречия денежно-кредитной политики

В строительстве есть такое утверждение: хочешь что-либо построить быстро, дешево и качественно – вычеркни вначале из этого перечня одно любое слово.

Аналогично этому в экономике имеется гипотеза, сформулированная Робертом Манделлом, которая утверждает, что  из трех нижеуказанных целей:

  • свободное движение капитала;
  • фиксированный обменный курс национальной валюты;
  • независимая монетарная политика;

одновременно все три цели недостижимы. Несмотря на статус «гипотезы» - никому и никогда (за одним исключением, относящимся чуть ли не к средним векам) на практике не удавалось одновременно достичь всех этих трех целей, поэтому собственно ее называют невозможной троицей.

С этой невозможной троицей явно никто и не спорит, но можно сказать с маниакальным упорством вновь и вновь экономисты и политики пытаются достичь невозможного. Каждый по своему, но пытаются приблизиться к «идеалу» - достижению всех трех целей. При этом последние полвека мэйнстрим экономической науки представляет собой единство и борьбу двух вроде как противоположностей: идет перетягивание каната между сторонниками кейнсианских воззрений и монетаристами.

Чтобы не быть голословным отошлю интересующихся деталями к очень понятному и не слишком большому обзору современной экономической науки.

К сожалению эти споры не являются чисто академическими, а непосредственно влияют на нашу жизнь.  Вот сейчас многие ожидают какая же новая модель развития  экономики нашей страны будет предложена Президенту, и что он выберет. Однако оптимизма нет (см. например, М.Хазин «О программах развития России»).

А оптимизма нет еще потому, что по-прежнему все предложения находятся в том же мэйнстриме: это или таргетирование чего-либо, или монетаризм в той или иной упаковке.

Ну а поскольку мировая экономическая практика уже фактически доказала справедливость гипотезы невозможной троицы, то честная экономическая программа (в смысле, та которая действительно может быть реализована, а не останется красивым прожектом на бумаге) должна этот экономический постулат учитывать и явно от чего либо в этой троице отказываться.

Если высказать здесь личное мнение, то я бы конечно отказался от первого – от свободного движения капитала. Полагаю, что в этом я далеко не одинок.

Так два года назад была опубликована  статья (на мой взгляд по-прежнему актуальная) М. Юрьева «Как быстро выйти из кризиса».

Она начинается как раз с так называемого «мягкого валютного регулирования», потом конечно снова монетаризм, но уже без стремления достичь невозможного (всех трех целей сразу).

Что мы при этом потеряем? Иностранные инвестиции? А они нам действительно так нужны особенно в том спекулятивном виде, в котором они к нам сейчас приходят?

На тему иностранных инвестиций очень хорошо недавно написал В.Катасонов в статье «Семь мифов об иностранных инвестициях или заграница нам поможет»  

Ну не умрем мы даже при резком уменьшении таких вот инвестиций.

Кто еще потеряет – те кто вывозит капиталы за рубеж? Пусть потеряют.

Простые граждане? Для поездки за границу в отпуск думаю проблем купить иностранную валюту не будет. Как не должно быть проблем и у реальных импортеров.

Однако невозможность достижения одновременно всех целей невозможной троицы это не единственное противоречие современной денежно-кредитной системы, которое современная базовая модель экономики преодолеть не в силах.

Ну а поскольку перефразируя слова всем известного политического деятеля прошлого задача состоит не в том, чтобы описать современную экономику с помощью тех или иных моделей, а в том чтобы ее изменить, то перейдем теперь к сути того относительно нового, что здесь тем не менее можно предложить.

Для этого рассмотрим следующее противоречие современных денежных систем:  требование наличия у денег некоторой «внутренней стоимости» (возможно, это не слишком строгий экономический термин) вступает в противоречие с необходимостью иметь в экономике больше денег, чем это позволяют требования их внутренней стоимости.

Или иными словами для того чтобы деньги хорошо выполняли функцию меры стоимости – они должны быть в дефиците, а для расчетов, инвестиций  и стимулирования роста экономики денег должно быть побольше и в дефиците они никак быть не должны.

Собственно монетаристы, если все немного упростить, говорят – дайте экономике больше денег, а кейнсианцы выступают скорее за поддержание внутренней стоимости денег посредством разных косвенных механизмов регулирования.

Есть еще такая точка зрения, что дефицит денег отражает дефицитность ресурсов и поэтому этот дефицит неизбежен и полезен. Но это всего лишь объяснение противоречия, но не его преодоление. В то же время выявление и преодоление противоречий – это мощнейший алгоритм решения сложных задач (такие   методики, да простят меня экономисты, лежат, в частности,  в основе теории решения изобретательских задач, родившейся полвека назад применительно к изобретательским задачам в технике, а сейчас активно применяющейся и в бизнесе, и в экономике).

В этой связи отметим, что постоянно возникающие предложения вернуться к золотому стандарту следует на мой взгляд отвергнуть не только по известным причинам (дестимуляция роста экономики, неравномерность распределения золота между странами), но еще и потому, что это основное противоречие (между качеством денег и их количеством) не только не преодолевается в золотом стандарте, но еще и консервируется.

Представляет интерес также напомнить, что известен способ успешного преодоления данного противоречия – это так называемая экономика Сталина.

В ней одни органы (Госплан или иногда иные органы) определяли сколько будет тот или иной объект (товар, вещь) стоить, а другие органы (Госбанк) эмитировали ровно столько учетных безналичных рублей, сколько нужно для осуществления товарооборота по этим установленным извне денежной системы ценам. Конечно способ определения цен Госпланом оставлял желать лучшего. Недаром тогда в ходу была такая шутка: когда коммунизм победит во всем мире, одну капиталистическую страну надо оставить. Чтобы знать сколько же действительно стоят все вещи.

Понятно, что напрямую этот опыт сейчас неприменим, поскольку требует наличия нового Госплана, но он интересен прежде всего тем, что прямо указывает на возможность и целесообразность одновременной работы с несколькими денежными единицами (тогда были: рубль Госплана, безналичный рубль Госбанка, наличный рубль Госбанка, а потом еще появился переводной рубль СЭВ). И в самом наличии нескольких видов рублей  никакой проблемы не было.

Немаловажно еще указать на общие объективные закономерности развития денежных систем.

Так они всегда двигались в направлении повышения уровня абстрагирования денег. Коротко это выглядит в ретроспективном взгляде так. Сначала появляются в обмене привилегированные вещи, с более высокой ликвидностью, чем прочие (где-то бараны, где-то еще что-то, потом их всех заменяет золото). Ликвидность понимается как возможность обмена этих более ликвидных вещей на другие товары. Т.е. социум как бы выдавал обещание владельцу ликвидной вещи – в любой момент поменять ее на любой другой товар.

Затем появились монеты, которые представляли собой обещание получить золото, которое само было обещанием получить товары.

Затем появились бумажные деньги (как обещание получить взамен их монеты и/или золото, которые …),

затем электронные безналичные деньги (как обещание получить бумажные деньги и монеты, которые были обещанием и т.д. по цепочке обещаний).

Причем во всех случаях реальный обмен производился непосредственно «обещаниями» самого последнего уровня (сейчас это безналичные деньги).

Естественным следующим шагом эволюции денежных систем, хотим мы этого или не хотим, признаем или не признаем последовательность смены уровней абстрагирования в деньгах, должна стать замена существующих денег на «обещание их получить».

Как это будет фактически реализовано вряд ли можно описать предельно точно. Возможно это будет что-то типа системы «рейтингов». В этой системе ваш «рейтинг» (а не имеющаяся у вас сумма денег) будет определять ваши возможности участвовать в экономическом обмене товарами и услугами.

Несколько ранее я написал на эту тему небольшую заметку.

Но затем в дискуссии по ней выявился очевидный недостаток простой рейтинговой системы – фактически может исчезнуть мера стоимости. А без этого экономика работать не будет.

И вот теперь осталось сделать совсем небольшой следующий шаг и получить основу для принципиально новой денежной системы, в которой противоречия между качеством денег и их количеством не будет.

Для этого необходимо и достаточно по сути одно: вернуться или перейти (кому как больше нравится) к «многоденежной» системе (лучше конечно звучит «многовалютной», но термин валюта может ассоциироваться с иностранной валютой, а это в данном случае неверно).

Один вид денег, пусть это будут обычные всем привычные рубли, будет поддерживать функцию меры стоимости и их количество пусть Центробанк регулирует как умеет и даже еще жестче чем сейчас. Так чтобы их было на чуть-чуть, но всегда меньше текущих потребностей экономики.

Плюс к обычным деньгам в оборот включаются дополнительные деньги, количество которых должно определяться текущей разностью (определенной в данном месте и для данной сделки) между потребностями экономического оборота и имеющимся количеством обычных денег, которые назовем для простоты «твердые рубли».

Вот собственно и все. Главное сказано.

Теперь чисто для иллюстрации идеи. Как собственно могут вводиться эти дополнительные деньги (назовем их в противоположность твердым рублям – «мягкие рубли»).

Первый вариант. Государство разрешает (да именно и только разрешает, но никоим образом не навязывает) эмиссию любого количества (и даже может быть в пределе любым экономическим субъектом) дополнительных денег, устанавливая только лимиты расчетов разными видами денег. Например, не менее 80% обычными рублями. А может быть и лимитов от государства  и не надо. Пусть каждый контрагент сам определяет соотношение в цене товара (услуги) между обычными твердыми рублями и иными деньгами, которые продавец согласен принять в оплату, а покупатель имеет возможность предложить. Или вместо лимитов на расчеты (что возможно будет невозможно реально проконтролировать) вводится лимит приема определенных отдельных дополнительных валют в уплату местных налогов.

Чисто справочно, для тех кто не в теме, отмечу: практика успешного применения локальных дополнительных валют имеет уже почти столетнюю историю. Во многих странах они уже давно разрешены и успешно дополняют традиционный денежный оборот. И наиболее успешны они в случае каких-либо неблагополучий в экономике (высокая безработица, очевидный недостаток по любым причинам для системы расчетов официальной главной валюты и т.п.).

Второй вариант. Введение сначала на местном и региональном уровнях (или по отдельным отраслям), а потом и общегосударственной электронной системы расчетов смесью валют – «твердый рубль» плюс расчетная дополнительная денежная единица («мягкий рубль» и конкурс на ее название!!). И этот мягкий рубль конечно надо сразу вводить как деньги с демереджем.

На этой «многоденежной» основе можно далее делать много интересных следующих шагов.

Возьмем, например, очередное противоречие – внутреннюю противоречивость ссудного процента. Приносящего, как многие понимают,  одновременно и пользу, и вред. Перечислять плюсы и минусы ссудного процента не буду – уйдем в сторону.

Тут даже обнуление ключевой ставки эту дилемму (между хорошо и плохо) не снимет. Вот в США или Японии  она где-то около нуля – что ничего принципиально в функционировании денежной системы не меняет.

А что если разрешить брать и выплачивать проценты только альтернативными дополнительными деньгами, которые к тому же будут с демереджем?

Тогда накопление богатства за счет процентных доходов автоматически исключается. Процентный навес перестает давить на обычную денежную массу.

При этом надо понимать, что в первом приближении от такого нововведения вроде как могут потерять обычные люди, которые может быть еще имеют депозиты в банках. Но это только на первый взгляд потерять. На самом деле  полная ликвидация инфляции (чего в такой бивалютной системе не трудно будет добиться) даст гораздо больше для надежности сбережений, чем процент по депозиту. Причем нулевая инфляция не будет сопровождаться сжатием производства за счет наличия второй валютной составляющей (мягких рублей).

Наконец, можно и нужно поддержать предложения по переводу всей системы личных сбережений с депозитов на облигации, что гораздо правильнее для целей перераспределения избыточных денежных ресурсов и стимулирования инвестиций.

Сохраняйте в облигациях разного рода – должно стать новым государственным девизом. Облигациях с гарантированной государством доходностью равной инфляции (это пока и если она еще не ноль), облигациях с купонным доходом, пропорциональным выручке предприятия, облигациях, конвертируемых в дополнительную пенсию и т.д.

Что в этой новой денежной системе будет с валютными и фондовыми биржами и с банками?

Сразу скажу не знаю. Я не описываю здесь и не предлагаю всю новую экономическую систему. Трудов одного человека тут мало.

Но должен сказать, что этот вопрос меня конечно интересует, но не слишком беспокоит по следующим причинам.

Валютные и фондовые биржи уже сейчас (если говорить о реальной экономике, а не о финансовых пузырях) по сути не слишком нужны. Будет введено что-либо типа «мягкого валютного регулирования по Юрьеву» и эти финансовые институты останутся, но будут выполнять не ведущую как сейчас, а исключительно вспомогательную роль.

Теперь банки. Мы привыкли к мысли, что проблемы банков – это проблемы всей экономики. И это действительно так. Сейчас.

Но как раз изменение принципов функционирования денежной системы государства их ключевую роль сильно уменьшит. Тем более, что более простые алгоритмы определения количества «твердых рублей» необходимого экономике позволят здесь кое-что упростить и оптимизировать. А эти алгоритмы будут проще, так как относительно спокойно можно будет допускать временный недостаток (или избыток) «твердых рублей», который всегда будет динамически корректироваться на местных уровнях автоматическими изменениями в количестве функционирующих «мягких рублей».

Я имею в виду, что можно и пожалуй нужно будет отказаться от «узаконенного мошенничества», освященного многовековой практикой, от  принципа частичного резервирования вкладов и депозитов.

Что в этой новой системе экономических координат будет с банками – будет уже не нашей с вами проблемой. Это будет проблемой самих банков. Кто приспособится (а возможности для этого у них будут) те и выживут.

Еще одна необходимая оговорка. Будет неправильно призывать к первоначальному слому системы бирж и банков, чтобы потом на расчищенном поле строить новую финансовую систему. Преждевременный крах этих систем абсолютно ничего хорошего не принесет. Более того это будет потрясение, сравнимое с последствиями мировой войны.

Однако и действуя только в рамках этих систем, не создавая и не предлагаю ничего нового, создать новое привлекательное будущее для нас и наших детей не получится.

 

 


Оцените статью