Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Итальянская угроза Европе

Экономика

20.07.2016 10:28  

Михаил Хазин

248

Банки Италии могут развалить европейскую экономику


Проблемы итальянских банков, обострившиеся после Brexit, могут лишить Маттео Ренци должности премьера, подтолкнуть страну к выходу из ЕС и подорвать весь банковский сектор Европы
После спада ажиотажа вокруг Brexit на первый план в экономической повестке Европы неожиданно вышла другая проблема — дыра на сотни миллиардов евро в финансовом секторе Италии, четвертой по размеру экономике Евросоюза и восьмой в мире. Она грозит не только дестабилизировать политическую ситуацию в самой Италии, но и подорвать весь банковский сектор Европы, предупреждают эксперты. Бремя спасения итальянских банков, возможно, придется разделить частным вкладчикам и кредиторам, но для премьера Маттео Ренци это политически неприемлемо. Переговоры Рима и Брюсселя о параметрах оздоровления финансовой отрасли пока не дали результата.

Истоки кризиса

Объем проблемных кредитов на балансах итальянских банков МВФ оценивает в €360 млрд — 18% совокупного кредитного портфеля. Это в три раза больше среднего показателя по еврозоне (6%) и сопоставимо с уровнями плохих долгов в Албании и Бурунди. Плачевное положение финансового сектора Италии — следствие трехлетней рецессии и десятилетия экономической стагнации, заключает FT. Помимо безнадежных кредитов перед итальянскими банками стоит целая серия проблем: хронически низкая доходность на фоне рекордно низких процентных ставок, недостаточная капитализация и высокие затраты. Системный риск также исходит из чрезмерного объема государственных облигаций в портфелях итальянских банков, писал в апреле Bloomberg. Более 10% активов итальянских банков приходится на госбумаги различных стран, что вдвое превышает средний показатель еврозоны — это усиливает связь между банковскими и суверенными рисками.

К сожалению, Италия упустила время на оздоровление своей финансовой системы, пишет FT. Власти страны не провели масштабную рекапитализацию в 2008–2010 годах, когда этим занимались другие страны Европы и Соединенные Штаты, они не создали банк проблемных активов по примеру Испании, которая приняла такое решение в 2012 году, и не успели поддержать свои банки до 1 января 2016 года, когда в еврозоне заработал Единый механизм помощи (Single Resolution Mechanism — SRM), требующий, чтобы бремя спасения проблемных институтов разделяли вкладчики и держатели банковских облигаций.

В этом году надзор над финансовой отраслью Италии перешел к Европейскому центральному банку (ЕЦБ), а 29 июля Европейская служба банковского надзора (EBA) объявит результаты стресс-тестов, призванные выявить глубину проблем в секторе. По словам Маттео Ренци, ставшего премьером страны в феврале 2014 года, сегодня на него свалилась проблема, которую в 2013 году отказалось решать предыдущее руководство.


Предложения Рима

Впервые правительство заговорило о помощи финансовому сектору в конце июня, после того как Brexit спровоцировал распродажи акций итальянских банков: лишь за два дня после британского референдума ведущие банки Италии Intesa Sanpaolo, Banka MPS, Mediobana и UniСredit потеряли треть своей рыночной стоимости. В ответ на это власти начали прорабатывать возможность рекапитализации финансовых учреждений на €40 млрд, писала The Wall Street Journal.

Италия настаивает на рекапитализации своих банков в рамках европейских правил финансового оздоровления кредитных учреждений, рассказали Bloomberg в этом месяце осведомленные источники. Эти нормы позволяют поддерживать банки, когда, например, стресс-тесты выявляют, что те испытывают дефицит капитала.

Председатель ЦБ Италии Иньяцио Виско допускает возможность государственной интервенции, а министр финансов страны Пьер Карло Падоан утверждает, что правительство вырабатывает меры поддержки банков, которые были бы основаны на рыночных подходах. На прошлой неделе он заявил, что в основе всех обсуждаемых властями мер будет лежать принцип «максимальной защиты вкладчиков».

«Виско говорит очевидные вещи, но рынки успокоит лишь надежный план, — прокомментировал Bloomberg действия властей Джакопо Чекателли, гендиректор миланской брокерской компании Marzotto SIM SpA. — Меня тревожит, что решение по Monte Paschi, который находится на передовой этого кризиса, будет найдено, а комплексного плана для всего сектора так и не появится». По словам Чекателли, риски того, что коллапс одного банка в финансовом секторе страны запустит эффект домино, возрастают.

По оценкам аналитиков и экспертов, €200 млрд из €360 млрд проблемных займов — безнадежные кредиты, должники по которым несостоятельны. Чтобы портфель безнадежных долгов вернулся к справедливой стоимости, необходимо списание €30–40 млрд этих активов, подсчитала WSJ. FT оценивает объем необходимых списаний в €85 млрд.

Оценки экспертов

Заявления Центробанка страны о том, что регулятор ожидает от финансовых учреждений сокращения объема проблемных кредитов на их балансах, встревожили рынки, написал 12 июля Bank of America Merrill Lynch. Стремление ускорить списание проблемных долгов, а также нарастить капитал грозит повредить реальному сектору экономики и, как это ни парадоксально, тем самым спровоцировать новый рост проблемных долгов, считает банк.

ЕС может в итоге инициировать программу «открытой помощи банкам», которая, по сути, равноценна запущенной [в 2008 году] программе спасения проблемных активов (TARP), в рамках которой власти США выкупали акции крупнейших американских банков, считает Джим Миллстин, бывший глава программы реструктуризации Минфина США. Попытки оградить налогоплательщиков от убытков банков и перенести все бремя их спасения на инвесторов грозит спровоцировать «эффект домино в финансовом секторе». «Тем самым вы обременяете тех, кто вкладывает свои средства в развитие экономики», — заключил Миллстин.


Возражения Брюсселя

Брюссель настаивает на том, чтобы в спасении банков сначала приняли участие вкладчики и частные держатели их облигаций (так называемый принцип bail-in), после чего помощь окажет Европейский стабилизационный механизм (ESM). Рим выступает против, сообщили Bloomberg источники, знакомые с ходом дискуссий.

Комментируя переговоры с Римом, министр финансов Нидерландов Йерун Дейсселблум, по совместительству занимающий пост главы Еврогруппы (группа министров финансов еврозоны), заявил, что «правила господдержки очевидны: инвесторы и собственники банков должны понести потери, точно так же, как они получали прибыль в тучные годы». Его поддержал министр финансов Германии Вольфганг Шойбле: «Европейские нормы [спасения банков] были созданы после урока, который мы вынесли после финансового и банковского кризиса, — отметил министр, ссылаясь на действующую процедуру bail-in. По его словам, в свое время все были единодушны в том, что нельзя допустить, чтобы банки зарабатывали огромную прибыль, а бремя рисков ложилось на плечи налогоплательщиков.

Для решения проблем финансового сектора власти Италии намерены создать токсичный банк, куда предлагается перевести проблемные активы номинальной стоимостью €50 млрд, сообщила 16 июля, Sunday Telegraph без ссылки на конкретный источник. Газета отмечает, что этот план может не понравиться Брюсселю, поскольку в схеме предлагается задействовать деньги налогоплательщиков.

Дилемма Ренци

Кризис в банковской сфере ставит дилемму перед премьер-министром страны Ренци. Если он уступит Брюсселю, убытки понесут рядовые итальянцы, которые вкладывали свои средства в банковские облигации, рассчитывая, что по надежности они сопоставимы с банковскими вкладами, а по доходности даже превосходят их. Непопулярные меры в итоге могут стоить премьеру его должности — ведь среди избирателей есть держатели ценных бумаг, отмечает Bloomberg. По данным агентства, сейчас на руках у инвесторов находятся бонды итальянских банков более чем на €180 млрд. При этом совокупная капитализация финансового сектора страны составляет менее €60 млрд, оценивал 5 июля аналитик Bloomberg Intelligence Скотт МакЭват.

Осенью — в октябре или в ноябре — в Италии состоится инициированный Ренци референдум по вопросу конституционных реформ для повышения эффективности политической системы страны. По мнению FT, Ренци рискует не меньше, чем Дэвид Кэмерон в Британии, так как избиратели рассматривают плебисцит как возможность выразить доверие или недоверие правительству посредине срока его полномочий. На последних муниципальных выборах в стране партию Ренци уже потеснили конкуренты. В июне, на выборах мэра Рима, победу одержала Вирджиния Раджи, кандидат от оппозиционного «Движения пяти звезд», выступающего за проведение референдума о выходе страны из еврозоны.


Ренци, в отличие от греков, не просит денег. Он просит возможности хитрого бухгалтерского маневра, который увеличит госдолг Италии и еще больше сделает итальянские банки «зомби-банками», с еще большей экспозицией (exposure, объем потенциальных рисков) на итальянские гособлигации, объясняет РБК управляющий директор Arbat Capital Александр Орлов. «Самый серьезный риск несут в себе итальянские гособлигации — если их стоимость начнет падать, вся банковская система обнулится практически моментально; они представляют собой основной ликвидный актив, уже заложенный по несколько раз в ЕЦБ, — говорит Орлов. — Чем больше будет госдолг Италии и чем больше будет экспозиция итальянских банков на гособлигации, тем больше риск, что рано или поздно банковская система рухнет и уже ничто не сможет ее спасти».

Власти Германии настаивают на привлечении к спасению итальянских банков вкладчиков, но политически это будет сделать невозможно — возрастут риски смены власти в Италии. Ренци может использовать этот фактор для давления на Меркель и ссылаться на перспективу Italexit после октябрьского референдума, если ФРГ, неформальный лидер Европы, не согласится на условия Рима.

Bail-in в Европе

В еврозоне механизм bail-in действует с 1 января 2016 года. Согласно Директиве о реструктуризации и банкротстве банков, утвержденной Европарламентом еще в мае 2014 года, бремя спасения кредитного учреждения должно быть переложено на акционеров и кредиторов финорганизаций.

Согласно предусмотренной документом процедуре сначала полностью списываются обязательства перед акционерами (капитал), потом в капитал конвертируются обязательства перед держателями облигаций и, наконец, крупные вклады на сумму свыше €100 тыс. Вклады на меньшую сумму должны оставаться нетронутыми, так как они гарантируются государством. Директива также устанавливает, что власти могут подключиться к реструктуризации банка, только после того как участие в его спасении примут его акционеры и кредиторы.

Эффект домино

Проблемы итальянских банков могут не только дестабилизировать политическую ситуацию в Италии, но и взорвать весь финансовый сектор Европы. «Если мы возьмем Brexit, санкции в отношении Испании и Португалии за нарушение финансовой дисциплины, а также проблемы в банковском секторе Италии (и в других странах ЕС), то последний вопрос — главный в повестке Европы в ближайшие полгода, сказал Bloomberg Ларри Хетевей, член правления международной компании по управлению активами Gam Group. — Применение механизмов спасения банков в рамках европейского банковского союза может не только дестабилизировать политическую ситуацию в Италии, но и дестабилизировать банковский сектор в крупных экономиках ЕС, включая Францию и Италию».


С ним согласен главный экономист Deutsche Bank Давид Фолкертс-Ландау. По его мнению, Европе срочно нужен фонд помощи на €150 млрд для рекапитализации проблемных банков, особенно итальянских. «Европа тяжело больна, и ей нужно очень быстро начать решать свои проблемы, иначе случится катастрофа», — сказал Фолкертс-Ландау в интервью Welt am Sonntag. По словам экономиста, повторения финансового кризиса 2008 года ждать не стоит, поскольку сейчас «банки гораздо более устойчивы и имеют больший капитал». Тем не менее впереди у финансового сектора — «медленный и долгий период спиралевидного падения».

Банковский кризис Италии может распространиться на остальную Европу, сказал в интервью Bloomberg председатель совета директоров Societe Generale и бывший член правления ЕЦБ Лоренцо Бини Смаги. По его мнению, нужно пересмотреть общеевропейские ограничения по предоставлению госпомощи банкам (ограничения на использование средств налогоплательщиков) для предотвращения более масштабного кризиса. 
 

Сcылка >>


Оцените статью