Эксклюзивный опрос в странах группы G20

Экономика

25.04.2016 02:14  

Михаил Хазин

227

Чего люди больше всего боятся? Кто мог бы управлять миром? Какая экономическая система является лучшей? Мы хотели понять, что движет людьми на нашей планете. Эксклюзивный опрос — с некоторыми неожиданными результатами.

Handelsblatt, Германия

© AP Photo, Xinhua, Tian Weitao

 

 

28.03.2016

 

Томас Тума (Thomas Tuma), Дирк Хайльман (Dirk Heilmann)

Когда Маршалл Маклюэн изобрел термин «глобальная деревня», технических предпосылок для ее существования еще вообще не было. На дворе был 1962 год, и в то время канадский философ и специалист в области средств массовой информации только что опубликовал свою книгу «Галактика Гутенберга», в которой речь шла об эре, идущей на смену эпохе книгопечатания. Наше настоящее тогда еще было весьма отдаленным будущим.

Все то, что в последующие несколько десятилетий по-настоящему объединит мир, еще не было изобретено: не было персональных компьютеров и интернета, соответственно, не было электронной почты, не было онлайновой торговли, не было Facebook и Twitter, не было спутниковых навигационных систем и, естественно, не было мобильных телефонов. Будущие основатели Google и Amazon еще вообще не родились, когда Маклюэн изобрел свою «глобальную деревню», которая уже как идея, скорее отпугивала, чем привлекала.

Сегодня можно лишь подтвердить провидческие способности этого канадца, тем более что Маклюэн указал и на все темные стороны новых технологий: в глобальной деревне вместо индивидуальности доминировать будет коллективная идентичность, которую иногда сегодня называют стаей или «штормом возмущения» (shitstorm), в зависимости от конкретного состояния возбуждения.

Новые медиа предоставляют новые возможности, в том числе для злоупотреблений, тоталитаризма и терроризма, подчеркивал Маклюэн, и все это произойдет в том случае, если подобные опасности не будут своевременно осознаны. Похоже на довольной актуальный диагноз существующей в мире ситуации — несмотря на все заверения о том, что интернет и дигитализация якобы делают мир намного лучше и спокойнее.

Европа — мнимый рай

Повсюду распространяется терроризм, скрывающийся под покровом религиозности. Последние теракты, произошедшие в среду в Брюсселе, затронули самое сердце Европы. Париж, Стамбул, Брюссель — война уже происходит у нас по соседству. Украинский конфликт далек от своего разрешения. Очаги пожара на Ближнем и Среднем Востоке все время вспыхивают вновь, и, судя по всему, ни у кого нет никакого представления о том, каким образом можно было бы умиротворить религию.

Война в Сирии и вокруг нее парализует бывшие сверхдержавы Соединенные Штаты и Россию и одновременно гонит миллионы людей в направлении мнимого рая под названием Европа. И в Африке насилие, голод и отсутствие перспектив заставляет все большее количество людей предпринять часто чреватую гибелью одиссею в направлении Севера.


К этому следует добавить еще и экономические проблемы: такие страны с развивающейся экономикой, как Россия и Бразилия, погружаются в частично имеющую экзистенциальные последствия рецессию. Даже Китай немного слабеет. Кроме того, существуют и другие проблемы, хотя о них почти никто не говорит: Греция, евро, а также, в конечном счете, Европа в целом все еще весьма далеки от спасения. Как в финансовой области, так и в сфере идей. И все это играет на руку набирающим силу популистам как справа, так и слева. Если мир благодаря информационному веку, на самом деле, стал мировой деревней, как это 50 лет назад предсказал Маршалл Маклюэн — а многое подтверждает его прогнозы, — то в таком случае не следует даже пытаться выходить из своего дома: уже на ближайшем перекрестке полыхает большой пожар.

Почувствовать пульс планеты

Но как все это сочетается между собой? С одной стороны, 193 нации мира благодаря интернету, внедрению цифровых систем и глобализации становятся все ближе друг к другу. С другой стороны, чрезвычайная ситуация постепенно превращается в норму.

Может быть, именно поэтому? Потому что мы стали так близки по отношению друг к другу? Потому что все происходит в реальном времени, и поэтому происходящее способно затронуть и коснуться каждого? Что люди думают, что они чувствуют, на что они надеются? Опросы общественного мнения, статистика, большие данные (big data) — всего этого имеется в достаточном количестве. Однако политика и бизнес интересуются лишь весьма специфическими вопросами: кого в следующее воскресенье выберут немцы? Какие шансы имеются у нового шампуня против перхоти на юге Италии?

Из-за подобного рода информационных разрывов в редакции газеты Handelsblatt, а также родственного ей английского издания Global Edition осенью прошлого года возникла идея по поводу реализации совершенно особенного проекта: провести в глобальном масштабе опрос, который бы позволил измерить биение пульса нашей планеты.


Не в отношении потепления климата (хотя эта тема у многих людей вызывает опасение), а по поводу абстрактных, но одновременно жизненно важных вопросов: что сулит нам будущее? Какого мужчину или какую женщину вы видите во главе глобального правительства? Какая политическая система вызывает у вас наибольшее доверие? И еще: Как мы, немцы, смотрим на остальной мир — и как он смотрит на нас? Мы еще не подозревали, что некоторые результаты окажутся для нас, на самом деле, неожиданными в тот момент, когда мы осенью прошлого года вместе с известным институтом по изучению рынка и общественного мнения YouGov занялись подготовкой к реализации этого проекта.


Компания YouGov котируется на бирже, ее штаб-квартира расположена в Лондоне, однако она весьма активна в глобальном масштабе, а именно таким и должен был быть наш опрос. Мы не могли опросить все население планеты, однако мы хотели сконцентрироваться, по крайней мере, на странах группы G-20, в число которых входят наиболее важные индустриальные страны и страны с развивающейся экономикой — от Турции до Соединенных Штатов, от Аргентины до Китая и от России до Индии.

Эти 20 стран представляют собой половину населения Земли. Далекая Австралия входит в группу стран G-20, а также Индонезия — страна с большим количеством населения. Членом G-20 является, кроме того, Евросоюз, поэтому мы вместо него включили в наш список Испанию. В целом в этих 20 странах проживает более половины из 7,4 миллиардов людей, населяющих нашу планету, а на их долю приходится примерно 80% глобального промышленного производства.

В середине января началось проведение опросов. В каждой стране были опрошены тысяча человек для того, чтобы обеспечить надежные результаты. Одновременно к работе были привлечены около 30 иностранных корреспондентов газеты Handelsblatt, которые должны были полученные анонимным образом данные наполнить жизнью, слезами, озабоченностями и ожиданиями реальных людей из стран, входящих в группу G-20. Мы хотели, чтобы и мнения имели бы свое лицо. С деталями относительно различных регионов вы имеете возможность, начиная со вторника, знакомиться на страницах газеты Handelsblatt, где они будут печататься в виде особой подборки.

В конце февраля полевая работа в рамках этого гигантского проекта была завершена. Началась обработка и оценка данных. Программный директор компании YouGov подводит итог: «Как это ни странно, все прошло гладко». Однако, ко всеобщему удивлению, результаты оказались не такими, как многие предполагали.

Кто, например, мог подумать о том, что в 18 из 20 стран большинство людей (35%) предпочли бы видеть Хиллари Клинтон в качестве нового президента Соединенных Штатов? Что касается самих американцев, то несколько большее их число высказались за ее соперника из числа кандидатов от Демократической партии Берни Сандерса. А россияне хотели бы, чтобы в Белом доме оказался Дональд Трамп, хотя в остальных странах он не фигурирует среди лидеров.

А кто мог предположить, что наши соседи-французы являются такими активными сторонниками Германии и Ангелы Меркель? Они не только считают, что Федеративная Республика имеет лучшую политическую и экономическую систему в мире. Значительно большее количество французов видят во главе мирового правительства именно немецкого федерального канцлера, а не собственного президента Франсуа Олланда.


Однако все это наиболее забавные примеры из огромного количества данных, которые мы представляем сегодня и продолжим это делать на следующей неделе.

Подспудно во всех опрошенных странах и системах, регионах и религиях и у всех жителей глобальной деревни присутствует, прежде всего, одно чувство — страх.

Так, например, большинство населения нашей планеты (59%) согласны с тезисом о том, что борьба между культурами является неизбежной. 67% жителей нашей планеты даже опасаются того, что большинство политиков и военных заинтересованы в развязывании войн. Больше всего опасений вызывают война и терроризм (66%), жертвой которого недавно оказался Брюссель — столица Европы.

Только в одной стране в самом верху списка озабоченностей находится фактор страха под номером 2, то есть изменение климата и загрязнение окружающей среды (40%), а именно — в Китае, где не только жители столичного Пекина постоянно страдают от смога.

Углубляющийся разрыв между бедными и богатыми с 34% опережает голод, который, тем не менее, вызывает страх у 29% опрошенных. Проблема беженцев — что удивительно — только в России (38%) вызывает такую же озабоченность, как в Германии, где эта тема беспокоит 35% людей. Хотя Турция, например, приняла в настоящее время значительно больше беженцев, чем Федеративная Республика.

Но как выглядят на фоне такого рода обобщенных глобальных наблюдений отдельные нации? Часто можно услышать мнение о том, что после развала старого восточного блока и ослабления Соединенных Штатов в результате финансового кризиса старый двухполярный мир якобы перестал существовать, что в последние несколько лет в Китае отмечался гигантский экономический рост, что вполне можно исходить из того, что Соединенные Штаты в последнее время перестали выполнять роль мирового жандарма — однако на основании данных проведенного газетой Handelsblatt опроса возникает иная картина.

Соединенные Штаты по-прежнему являются примером N 1 для остального мира в политическом и экономическом отношении, а также безусловной лидирующей державой и одновременно местом притяжения людей со всего мира. Тем не менее: если говорить об образцах, то сразу за Соединенными Штатами следуют Германия, Канада и Великобритания.

74% опрошенных из 20 стран, входящих в группу G-20, однозначно считают Соединенные Штаты самой главной мировой державой. Еще большее удивление вызывает тот факт, что родина Google и Facebook, но также родина Дональда Трампа и АНБ, одновременно считается наиболее привлекательной страной в мире, хотя в этом отношении Америка получила всего 27% голосов, а сразу за ней идут Канада, Великобритания и — в очередной раз — Германия.


В число самых важных мировых держав входит Китай — он занимает второе место, и в представлении жителей нашей планеты он уже опережает Россию, которая, однако, воспринимается большинством людей как наиболее агрессивная страна на земном шаре. Это вопрос, имеющий отношение к поколению? В любом случае большинство людей моложе 35 лет считают Соединенные Штаты и Россию наиболее воинственными государствами.

Маркель и Обама как мировое правительство?

Совершенно иная картина в Германии: авторитет нации и федерального канцлера во всем мире необыкновенно высок. Лучшая политическая система? Второе место здесь занимает Федеративная Республика (вместе с Великобританией), немного отстающая от Соединенных Штатов. Лучшая экономическая система? Тот же результат. Качество жизни? Второе место после Канады. А какие политики должны играть в Евросоюзе более важную роль? Здесь первое место однозначно принадлежит Ангеле Меркель, получившей 35% голосов. Но именно в этом отнюдь не убеждены ее соотечественники — они по этой позиции меньше всего поддерживают Меркель среди 20 стран.

В целом, в глобальной деревне под названием Земля можно отметить следующее: западный образ жизни для большинства людей по-прежнему является пределом мечтаний. В таких странах с развивающейся экономикой как Китай, Бразилия и Индия люди полагают, что качество жизни в Соединенных Штатах значительно выше, чем в своей собственной стране. В России 41% опрошенных сказали, что Германия предлагает лучшее качество жизни, тогда как только 12% немцев разделяют эту точку зрения, отбрасывая таким образом свою собственную страну на восьмое место.

И даже экономические успехи в недавнем прошлом крупных стран с развивающейся экономикой не привели к тому, чтобы эти страны, по крайней мере, в данной области стали бы образцом для подражания. Китай в списке стран с лучшей экономической системой находится на шестом месте, отставая на три позиции от Японии, экономика которой уже в течение десятилетий не продвигается вперед. Даже в самом Китае граждане страны считают, что экономическая система Соединенных Штатов лучше, чем их собственная. Это относится также к Индии и к другим стран, участвовавшим в опросе газеты Handelsblatt.

И хотя системы, в конечном итоге, не зависят от личности, нам все же показалось интересным задать вопрос об положительных примерах среди людей: Кто, на самом деле, вызывает доверие?

Опрашиваемые имели возможность выбрать из большого списка кандидатов, в котором были указаны не только действующие главы правительство, но и некоторые иконы из области экономики, культуры и религии. И на этот раз американский политик оказался на самом верху: еще продолжающий оставаться президентом Соединенных Штатов Барак Обама поделил первое место с главой Католической церкви Папой Франциском. Оба они получили по 28% голосов в глобальном голосовании.


Третье место занял еще один религиозный лидер, к корпоративной идентичности которого (corporate identity), если можно так сказать, неизменно относится миролюбие: речь идет о Далай-Ламе. Настоящее удивление вызвали люди, занявшие четвертое и пятое место: ими оказались основатель компании Microsoft Билл Гейтс и федеральный канцлер Ангела Меркель. Глава китайского государства Си Цзиньпин занял в итоге десятое место. Помимо своей страны, он пользуется в достаточной мере доверием только в России.

Депрессивные настроения в традиционных демократиях

А кто бы мог стать во главе мирового правительства, если бы оно когда-нибудь было сформировано? И по результатам ответа на этот гипотетический вопрос Барак Обама с 23% получил самую значительную поддержку и с большим отрывом от других кандидатов. Во всех странах, за исключением России, Китая, Саудовской Аравии и Турции, он занял первое место. Тогда как в своей собственной стране, в Соединенных Штатах, он не смог набрать больше 25% голосов.

В этом списке на второй позиции оказалась

Ангела Меркель — но она много уступила и получила всего 10%. На основании этого вопроса можно сделать вывод: большинство стран с развивающейся экономикой по-прежнему ориентируются на Запад.

Вместе с тем проведенный глобальный опрос продемонстрировал и разительный контраст: хотя жизнь в промышленно развитых странах представляется привлекательной, люди в государствах традиционной западной демократии выражают свое недовольство. Они демонстрируют критическое, иногда даже депрессивное настроение, когда их спрашивают об их собственных взглядах на будущее.

В целом о группе G-20 можно сказать следующее: 34 процента опрошенных удовлетворены своим нынешним экономическим положением, тогда как 59% не удовлетворены. И как раз среди индийцев, которые в удаленных частях своей гигантской страны все еще вынуждены жить в условиях крайней бедности, сальдо было на уровне 30, то есть в особенно позитивном плюсе: доля довольных превзошла долю недовольных на 30 процентных пункта.

А в другой стране с населением свыше миллиарда человек, в Китае, ситуация оказалась совершенно обратной: там сальдо оказалось в минусе на 38 процентных пунктов — но то же самое, кстати, можно сказать об Италии и Франции. Может быть, условия жизни в Народной Республике несколько хуже, чем в Индии? Или у китайцев более высокие претензии? Или восприятие счастья относится к области национального характера? Впрочем, самыми недовольными в настоящее время являются жители Южной Кореи и россияне.

Утопия глобального мира

Весьма различными оказались результаты, когда нужно было ответить на вопрос о перспективах на следующие три года. В данном случае представители 15 из 20 участвовавших в опросе государств, заявили о том, что ситуация для них лично будет улучшаться. В общей сложности 39% опрошенных ожидают улучшения, тогда как 19% ожидают ухудшения своей ситуации. 32% не ждут никаких существенных изменений.


Самые большие оптимисты и в данном случае находятся, прежде всего, в странах с развивающейся экономикой. Китай лидирует по этому показателю с огромным позитивным сальдо в 64 пункта, опережая Индонезию, Индию и Бразилию. В самом конце списка находится Франция. И другие богатые страны, включая Японию, Италию, Великобританию и Германию, продемонстрировали отрицательное сальдо.

А будет ли, по крайней мере, следующее поколение жить лучше? В этом отношении все европейские страны видят свое будущее в черном свете. И в данном случае прежде всего Китай, Индия и Индонезия оказались на ведущих позициях в лагере оптимистов. В целом, можно говорить о том, что большая часть опрошенных настроены пессимистично: 42% из них опасаются того, что жизнь только что родившихся людей будет хуже, и только 25% исходят из того, что она, скорее, будет более приятной.

Хуже всего отказались ответы на вопрос о том, как люди оценивают развитие мировой экономики в ближайшие три года. В глобальном плане отрицательное сально здесь составляет 20 пунктов: только 21% опрошенных рассчитывают на улучшение, 41% исходят из того, что будет ухудшение. Наиболее уверенными вновь показали себя индийцы (плюс 45 пунктов), а за ними следуют китайцы и индонезийцы. Тогда как немцы показали себя как завзятые пессимисты. С одной стороны, ситуация у них великолепна, и поэтому им многие завидуют. С другой стороны, они, вероятно, особенно сильно опасаются того, что их благосостояние может оказаться в опасности.

Тот, кто стоит у подножья горы, воспринимает любую мелочь как шаг к вершине. Тогда как для тех, кто уже находится наверху, любое движение может оказаться спуском вниз.

Возможно, в этом и состоит будущие мирового сообщества, и оно будет разделять не только озабоченности и страхи, но также и часть своего будущего роста и благосостояния. И тогда утопия могла бы стать действительностью, и наступил бы мир в глобальной деревне.

Сcылка >>


Оцените статью