Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

72497


Как спасти Всемирный банк

Экономика

14.01.2016 04:25

Михаил Хазин

186

Всемирный банк незаметно скатывается в забвение, поскольку его ключевые, приносящие доход клиенты всё активней ищут других кредиторов. Для выживания банку необходимо, чтобы его менеджмент упростил процессы одобрения кредитов, а также воспользовался уникальными возможностями, которые его отличают от конкурентов.

 

Когда-то банк зарабатывал достаточно, чтобы быть самоокупаемым. Но сегодня он всё больше становится зависим от субсидий. Периодические взносы правительств богатых стран помогают кредитовать бедные страны, но эти взносы вряд увеличатся, а некоторые из них могут даже перестать поступать, поскольку доноры перенаправляют средства, выделяемые на помощь другим государствам, в программы содействия беженцам.

Проблема не в том, что развивающиеся страны не хотят занимать; им остро нужны средства на инфраструктуру и другие инвестиционные проекты. Проблема  в том, что Всемирный банк слишком медленно обрабатывает кредитные заявки, и поэтому для многих потенциальных клиентов он всё чаще становится последней опцией, к которой они готовы прибегнуть.

Если коммерческим кредиторам требуется около трех месяцев для оформления и выдачи кредита, то у Всемирного банка эта процедура занимает более двух лет. Предпринимаемые с 2013 года усилия с целью ускорить данный процесс лишь немного помогли сократить усреднённый срок предоставления кредита – с 28 месяцев до 25,2 месяцев. В некоторых регионах (на них приходиться около трети кредитов банка) время ожидания в реальности даже увеличилось.

Один из ярких индикаторов качества работы банка – это размер премии, которую готовы заплатить правительства, лишь бы с ним не работать. Процентная ставка по 20-летнему кредиту Всемирного банка равна примерно 4%, при этом самые бедные страны, имеющие право на участие в программе «кредитов Международной ассоциации развития» (IDA), могут занимать менее чем под 1%. Однако многие страны предпочитают существенно более дорогие коммерческие кредиты или даже выпуск облигаций. Например, Гана может участвовать в программе IDA, однако недавно эта страна предпочла занять деньги на рынке облигаций, где процентные ставки оказались в несколько раз выше.

Не удивительно, что развивающиеся страны воодушевлены созданием как Нового банка развития странами БРИКС, так и возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Оба финансовых института обещают предоставлять кредиты быстрее.

Для выживания Всемирному банку необходимо, чтобы его менеджмент модернизировал свою запутанную и громоздкую бюрократию, устранив недостатки, отмеченные ещё более 10 лет назад в его внутренних отчётах – «фрагментированность, дублирование и задержки» в процессах, касающихся обеспечения, гарантий и поручительства. В то же время банку следуют чётко определить, что именно уникального он способен делать. В 2013 году банк продекларировал новую цель – победить крайнюю нищету к 2030 году. Однако это ставит его в один ряд с множеством других организаций, которые также борются с бедностью.

Что делает Всемирный банк особенным? Он создан 188 государствами и может действовать от имени всех этих стран, не попадая в зависимость от одной или двух. Кроме того, его финансовая структура позволяет ему иметь более высокий уровень автономии, устойчивости и самоокупаемости, чем большинству других многосторонних организаций. Это те особенности банка, которые он обязан использовать.

В первую очередь, банк уникально позиционирован для выполнения роли баланса в международной системе помощи. Он способен обеспечить поступление средств именно в те страны, которые больше всего в них нуждаются. Правительства стран мира в частном порядке выделяют большие ресурсы на оказание помощи, однако её большая часть идет тем странам-получателям, с которыми у этих правительств имеются особые связи или отношения.

Подобная «двусторонняя помощь» подвержена капризам и моде в индустрии помощи, иногда она поступает только в какие-то конкретные секторы или выделяется на поддержку каких-то конкретных подходов. В результате, некоторые страны получают больше помощи, чем им необходимо, в то время как другие получают недостаточно. По данным британского Департамента международного развития, только пять из 30 стран, заслуживающих наибольших объемов помощи, получают суммы, близкие к необходимым уровням.

Уникальное положение Всемирного банка даёт ему возможность стать противовесом капризам индивидуальных доноров, помогая создать более совершенную глобальную систему распределения помощи. Однако до сих пор его кредитная политика, как правило, следовала за увлечениями доноров, а не дополняла их.

Второе направление, где мог бы пригодиться Всемирный банк, – потребность в оказании контрцикличной помощи. В настоящее время, если у богатых стран мира начинается экономический насморк, заболевание беднейших стран оказывается вдвое тяжелей: их торговые доходы падают, при этом потоки помощи и инвестиций из богатых стран иссякают. Остановка проектов и программ (незавершенное строительство больниц, неожиданные перебои в поставках медицинских товаров, мосты, ведущие в никуда) приводит к кризису в их экономике. В ходе пересмотра банком его финансово-управленческих методов необходимо перейти к осознанному контрцикличному подходу.

Третье направление связано с возможностями банка в сфере предоставления экспертной поддержки, развития и укрепления необходимых норм правительствами, которые он кредитует. Однако на практике банку с трудом удается делать это эффективно. Заёмщики часто неохотно принимают его советы, которые, как они считают, мотивированы больше теорией и идеологией, чем практикой и реальным опытом. Местные чиновники, отвечающие за реализацию данных советов, понимают, что если они непрактичны, нереализуемы или страдают другими недостатками, именно они, а не технократы, сидящие в Вашингтоне, потеряют свою работу (или проиграют следующие выборы).

Опыт подсказывает, что советы банка оказываются значимыми, только в том случае, если их озвучивает тот, кто реально знает данную страны (в идеале её резидент), тот, кто является экспертом по конкретной проблеме и кто способен добиться одобрения в Вашингтоне. Ведущие сотрудники банка, работающие в регионах долгое время, например, Джим Адамс в Танзании и Уганде или Дэвид Доллар в Китае, имеют завидную репутацию. Однако банк в целом вряд ли преуспеет, если продолжит попытки стать централизованным поставщиком решений.

В целом, руководству и странам-членам Всемирного банка следует вместе заняться созданием более быстрого, более чутко реагирующего института, который сможет использовать свои уникальные преимущества для балансировки предоставляемой помощи, для оказания контрцикличной поддержки и для выработки осмысленных советов. Подобный подход поможет вернуть приносящих доход клиентов, которые формируют его устойчивую ресурсную базу, обеспечивают возможность глобального проникновения и позволяют банку играть ключевую роль в содействии экономическому росту и снижению бедности в развивающихся странах.


Read more at https://www.project-syndicate.org/commentary/saving-the-world-bank-by-ngaire-woods-2016-01/russian#U1QlV98LogHazLXH.99


Оцените статью