Голосования

За кого вы бы проголосовали, если бы во второй тур выборов прошли Путин и Грудинин?




Под кого раздувают пузырь биткоина и кого он накроет?

Выдуманные и реальные мифы российской экономики

Экономика

25.06.2017 15:48  10 (1)  

Алексей Григорьев

32

Выдуманные и реальные мифы российской экономики

 

В своих статьях я часто упоминал, что логика не есть что-то объективное и стабильное. Она в очень большой степени зависит от объема информации, которой располагает мыслящий индивид, от его мировоззрения и его убеждений. При этом мне вспоминается анекдот, в котором подвергается критике явно ограниченный интеллект, который в любой ситуации видит единственный логичный ход: «Что тут думать, трясти надо.» К сожалению, такой же примитивной логики придерживаются современные российские либералы, точнее российские либералы-монетаристы, творящие свою вивисекцию над нашей экономикой и нашим народом. В этой связи мне припомнились псевдомифы господина Кудрина, который перевернул всё с ног на голову, навесив ярлык «мифов» на вполне разумные и даже объективные экономические закономерности. В действительности мифами является как раз то, что утверждает А.Кудрин, и это вполне доходчиво объяснили такие специалисты как С.Глазьев, В.Катасонов, М.Делягин, К.Бабкин, Ю.Крупнов и другие. Однако доходчиво это прозвучало далеко не для всех. К большому сожалению, это не дошло до нашего Правительства.

Я со своей стороны также хотел бы обрисовать сложившуюся в России ситуацию, однако несколько изменив характер рассмотрения. Предлагаю свой анализ не с точки зрения «экономикс» и математических моделей, а с точки зрения социальной философии. Я сделаю попытку осмыслить проблему в более широком контексте, в контексте новой социально-экономической теории, которую я анонсировал некоторое время назад. Именно в свете этой теории становится понятно, что корни многих современных заблуждений лежат в прошлом, и не только в марксизме, а вообще в прежнем, не всегда адекватном понимании экономики. Прежде всего следует понять, что экономические законы в высшей степени субъективны и ситуативны, преходящи и связаны с человеческим сознанием. Уверен, что кто-то возразит, как это преходящи, ведь уже несколько тысяч лет некоторые экономические законы не изменяются. Да, это так, но должен заметить, что и люди в целом за это время не очень изменились. Я не буду сейчас сильно отвлекаться и углубляться в общие теоретические рассуждения, а приступлю к рассмотрению реального мифа, который почему-то не замечают ни Кудрин, ни его более реалистично мыслящие оппоненты, несмотря на то, что этот миф непосредственно связан и с феноменом инфляции, и с бюджетным дефицитом, и с монетизацией экономики, и с налогообложением. И именно по причине неадекватного понимания этих механизмов российская экономика попала в замкнутый, к тому же порочный круг: денег в бюджете не хватает для выплаты нормальных зарплат и реализации необходимых проектов, увеличить налоговую нагрузку на реальный бизнес нельзя, поскольку это его убьет, маленькие зарплаты в свою очередь ведут к низкой покупательной способности населения, а следовательно к уменьшению доходов компаний-производителей товаров, что ещё больше снижает отчисления в бюджет. Круг замкнулся. Более того он все больше сжимается как удавка на шее нашей экономики.

Как же выйти из этого порочного круга? Прежде чем дать ответ, следует, очевидно, разобраться в причине такого положения вещей. Я полагаю, что дело в одном на первый взгляд логичном, но ошибочном мифе, а точнее устойчивом заблуждении, которое характерно в первую очередь для российских экономистов. Я связываю это заблуждение с советской, ещё сталинской, политэкономией, хотя в этом вопросе переплетаются самые разные экономические воззрения: и марксистов, и сталинистов, и последователей Кейнса, и апологетов Маршалла. Всё это сплелось в один клубок и он оказался ещё больше запутан по причине неадекватного понимания ряда фундаментальных политэкономических категорий, таких как инфляция, деньги, стоимость, цена, спрос и предложение и некоторых других. К сожалению, очень многие экономисты ограничиваются лишь знанием определений и формулировок, не очень вдаваясь в сущности феноменов, и на основании лишь формулировок пытаются строить свои экономические конструкции, упуская из виду, что определение это лишь малая часть всего феномена. В этой статье речь пойдет, в частности, об инфляции, и не об определении, а о самой её сути и об устойчивом стремлении (во всяком случае со стороны ЦБ РФ) с ней бороться, причем проверенными на Западе способами. В этом стремлении каким-то мистическим образом сошлись воедино и директива сталинской политэкономии, направленная на постоянное снижение цен, и директивы МВФ по борьбе с инфляцией, путем повышения учетной ставки.

Лично я вижу прямую взаимосвязь между этими однонаправленными директивами. Обе они основываются на одном и том же достаточно логичном, но явно неадекватном (именно не ошибочном, а неадекватном) представлении о том, что благосостояние людей связано с уровнем цен на потребляемые товары, и если цены растут, то с этим обязательно следует бороться. Логика действительно есть: чем дешевле товары, тем больше человек может потреблять. Логика железная, но в ней просматривается непонимание таких категорий, как цена и стоимость. Не так давно я опубликовал две статьи «Критические заметки о трудовой теории стоимости» (https://www.planet-kob.ru/articles/5916) и «О стоимости рабочей силы, меновой стоимости, о труде, конкретном и абстрактном, и его интеллектуальной составляющей» (https://www.planet-kob.ru/articles/5920), в которых изложил свою трактовку трудовой теории стоимости (ТТС). Хочу заметить, что это была не первая моя попытка донести до научной общественности своё понимание ТТС. Исходя из предложенной мною трактовки, достаточно легко увидеть, что для покупателя стоимость любого товара категория достаточно виртуальная и зависит лишь от его желания (объективного, например, голод или субъективного, например, зависть) и наличия соответствующих для этого денежных средств. Есть средства — нет проблем, и цена товара в этом случае может быть практически любой. Так оно и получается на практике. Какие в этом плане есть проблемы у современных российских олигархов? Никаких. Поэтому очевидно, что прав был Джон Мейнард Кейнс, говоря об эффективном, а точнее платежеспособном спросе. А динамика цен возникает не только и даже не столько из-за реального спроса и предложения, как рассуждал Альфред Маршалл, рисуя график совокупного спроса и совокупного предложения (так называемый «крест Маршалла») сколько по причине крайне неравномерного дохода граждан. К этому хочу добавить, что если совокупное предложение с какой-то натяжкой ещё можно вообразить и даже нарисовать одной линией, то совокупный спрос не выдерживает никакой критики и графически вообще не изображается, прежде всего потому что платежеспособный спрос напрямую не равен ни одному из денежных агрегатов М. Об этом можно говорить очень много, но я приведу всего один наглядный пример того, что совокупный платежеспособный спрос в определенных случаях является иллюзией. Предположим у каждого из тысячи человек есть в по 100 рублей на еду, т.е. в общей сложности сто тысяч рублей. Совершенно очевидно, что этих денег им хватит лишь на один день, и то лишь чтобы не умереть с голоду. В такой ситуации они купят продуктов питания на 100 тысяч рублей, в свою очередь производители продуктов питания получат 100 тысяч рублей и уплатят налоги со 100 тысяч рублей. Вот динамика, которую, полагаю, имел в виду Кейнс говоря о платежеспособном спросе. Если бы этих 100 тысяч рублей не было, то эти люди не купили бы того количества еды, а продавцы соответственно их не получили бы, а государство осталось бы без части налогов. В динамике денежного оборота возникает два возможных направления: увеличение наличности и уменьшение наличности. Что касается уменьшения, то это достаточно условно. Если у человека будет ещё меньше денег, он может и умереть. Это именно то, что имел в виду Маркс, говоря о стоимости рабочей силы. А вот если увеличить эту сумму, то производители продуктов питания будут получать все больше и больше дохода и будут отчислять в бюджет все больше и больше налогов. Эту условную сумму 100 рублей можно было бы увеличить и в десять раз, потому, что для одного человека даже тысяча рублей в день, не такая уж астрономическая сумма, которую невозможно истратить на товары первой необходимости, не говоря уже о том, что нужно кормить семью. Т.е. в нашем примере речь может идти о совокупных суммах и два, и три миллиона рублей реального спроса, если бы они конечно у людей были. Главное в том, что, будь они у людей, все они были бы пущены в торговый оборот.

Но оказывается, что можно все перевернуть с ног на голову, хотя формально (с точки зрения математики и «экономикс») ничего не изменяется, однако кардинально меняются все смыслы. Всё дело в распределении доходов и соответственно покупательной способности каждого индивида. В описанном выше случае график покупательского спроса представляет собой прямую параллельную горизонтальной оси абсцисс Х, т.е. у всех одинаково. А вот если мы возьмем реальное распределение денежных средств в нашем обществе, то кривая распределения доходов будет больше похожа на гиперболу. Если кто-то не представляет как это выглядит, посмотрите по ссылке (https://blablabla.whotrades.com/blog/43544846654?from=mail&utm_campaign=mail&utm_source=mail_click&utm_medium=content_digest_v1_active1&mailing_log_id=content_digest&ml_log_id=0bbb12524da15f0c8892fe0c65967e0a&mail_link_type=blogpost.readmore.1). И в этом случае ситуация меняется кардинально. Пусть совокупно это будут те же два или даже три миллиона рублей якобы платежеспособного спроса, которые при равномерном распределении не нарушали никакого равновесия и через производителя в конечном итоге в определённой пропорции возвращались бы к государству. В случае же неравномерного распределения, когда тысяча человек в совокупности имеют три миллиона рублей, но при этом один человек имеет два миллиона, ещё 49 человек 900 тысяч рублей (т.е. примерно по 18 тысяч в день на нос), а остальные 950 человек все вместе располагают всего ста тысячами, т.е. лишь той суммой, чтобы не умереть с голоду, о чем я говорил ранее, то динамика резко меняет. Естественно, что реальным спросом обладают все 1000 человек, но только 50 человек имеют возможность приобретать в соответствии со своими потребностями, а 950 человек обеспечены ниже своих потребностей и не потому, что у них меньше потребностей, а потому, что у них нет денег на их удовлетворение. И очевидно, что при формальном наличии 3 миллионов, все эти деньги не будут истрачены на продукты питания и товары первой необходимости, поскольку не может один человек потребить в натуральном выражении столько же сколько 950 человек. Более того, сколько бы денег у него не было, увеличить потребление продуктов питания в 950 раз он не в состоянии. Тем не менее существующая в экономике наличность считается не только достаточной, но, по мнению ЦБ РФ, видимо излишней, поскольку она не тратится, а лежит мертвым грузом. И ЦБ РФ с подачи МВФ находит «гениальное» по своей простоте решение: уменьшить денежную массу, причем «справедливо», т.е. равномерно и пропорционально забрать якобы излишки у всех. Но оказывается, что это ещё больше сокращает потребление и соответственно доходы производителей и в конечном итоге налоговые платежи. В результате экономика умирает. Об этом сейчас пишется много статей, есть много выступлений известных экономистов. Вот, в частности, цитата из статьи М.Делягина в газете «Комсомольская правда» «Вся страна бьется в петле чрезмерно жесткой финансовой политики либералов правительства Медведева и Банка России Набиуллиной, мучительно страдает от искусственно организованного жесточайшего «денежного голода», криком кричит – в том числе и на «прямой линии» с президентом - о невыносимости условий существования, - и слышит в ответ лишь сладкие речи об экономическом, промышленном и инвестиционном росте. Даже если поверить официальным данным, нельзя не видеть, что этот макроэкономический позитив основан на падении уровня жизни миллионов граждан страны и лишении их каких бы то ни было жизненных перспектив – и потому катастрофически неустойчив.» (М.Делягин «Средство для оздоровления экономики пока не найдено» http://www.kp.ru/daily/26693.7/3716396/). Но, к сожалению, всё впустую.

Теперь об инфляции. Хочу при этом ещё раз сослаться на свои статьи о ТТС. Для покупателя есть всего два препятствия на пути приобретения товара: отсутствие желания и отсутствие денег. Покупателю по большому счету не важно какова себестоимость товара. Если у него есть деньги, он может заплатить практически любую разумную (а иногда и неразумную) цену. В любой сделке купли-продажи только себестоимость товара, достоверно известная лишь продавцу, имеет реальную основу. Покупатель же ориентируется только на свой кошелёк. Именно поэтому один и тот же товар в разных магазинах может иметь разную цену. Это и называется использовать конъюнктуру. Когда есть платежеспособный покупательский спрос, цены естественно растут. Остановить такую инфляцию, может либо полное удовлетворение спроса, либо отъем денег, что и проводит ЦБ РФ, совсем не учитывая того, что отнимать деньги допустимо только у тех, чей спрос удовлетворен на некотором разумном уровне, а не у тех, кто пребывает в полуголодном состоянии.

Однако проблема не только в этом. Важно также понять, что следует считать инфляцией, а что нет. Всякое ли повышение цены можно трактовать как инфляцию. На Западе, по-моему, на эту проблему смотрят более трезво и понимают, что новая более совершенная техника или более натуральная с/х продукция, естественно, должны стоить больше, просто в силу бОльших издержек производства. Хочу в этой связи напомнить хитрый манёвр, а точнее обман, западных конкурентов (а может и российских политиков), который привел к деградации нашего сельского хозяйства. Как могло в своё время конкурировать советское производство натуральных биологически чистых, без консервантов, продуктов с продуктами западного химического производства или с западной дотированной с/х продукцией. Сначала наших с/х производителей заставили конкурировать с дешевым импортом, тем самым их разорив, а затем потребители были поставлены перед выбором, или дешёвая химия или дорогие натуральные продукты. Но ведь до разорения отечественных производителей так и было - отечественные натуральные продукты стоили дороже, западная химия дешевле. К чему привела такая экономическая политика? Очевидно к разорению отечественных производителей и импорту продовольствия. Если стоимость продукта для покупателя вещь идеальная, то для производителя вполне объективная - это себестоимость. Имеет ли значение при её калькуляции производительность труда. Конечно, и не только это, а вообще все издержки производства. Хочу задать такой вопрос, а можно ли до бесконечности их снижать? Очевидно нет. Т.е. нулем они никогда не станут. Более того, в условиях постоянного усложнения технологических процессов, увеличения транзакций и расходов на маркетинг, рекламу и пр., затраты на производство продукции все растут. Так о каком же постоянном снижении цены продукции может идти речь? Очевидно, что государство различными методами может добиться изъятия сверхприбыли предприятий, но если постоянно ужесточать фискальную политику, то это приведет вообще к потере рентабельности производства и его гибели, поскольку производитель не может продавать продукцию ниже себестоимости. Это очевидно. Если бы все проблемы решались свободным рынком и динамикой спроса и предложения, то не было бы ни кризисов, ни безработицы, ни нищеты.

Но как же тогда решать проблему повышения благосостояния трудящихся, если не путем снижения цен? Полагаю, что как во всем мире, путем роста зарплат. Эффект тот же, но без разорения производителей. Понятно, что многие производители в такой ситуации постараются поднять цены на свою продукцию, поскольку денег в экономике станет больше. Но тут уже потребуется хорошая работа фискальных органов. Определив максимально допустимую рентабельность, можно все, что сверху, беспощадно резать в доход бюджета, освободив всех остальных от налогов. Таким образом, на плаву останется масса производителей, чья рентабельность оказалась ниже и даже тех, кто еле еле сводит концы с концами, но те, кто жируют на «народном достоянии» будут уравнены с общей массой добросовестных предпринимателей. Очевидно, что планку рентабельности можно будет корректировать в зависимости от экономической ситуации в стране и для стимулирования роста производительности труда. А что для общенародной экономики важнее, формальные макроэкономические показатели, прибыль или реальная занятость населения, наличие разнообразных товаров и повышение уровня жизни людей?

На этом я хочу закончить свою статью. Готов признать, что мое изложение темы было очень и очень кратким. Кто-то возможно скажет, как «галопом по Европам». Очевидно, что данную тему можно было бы ещё больше развивать и углублять, но не хочу перегружать читателей. Считаю более важным не объём статьи, а лёгкость её восприятия. «Лучше меньше, да лучше» - по-моему подходящий для данного случая лозунг.

 


Оцените статью