Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

76967


На вебинаре вновь призывают поддержать закон Гласса-Стиголла   7

Экономика

26.11.2017 11:47  9.2 (6)  

Нэнси Спаннаус

1199

На вебинаре вновь призывают поддержать закон Гласса-Стиголла

На вебинаре, проведённом в Вашингтоне, в штаб-квартире Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов (АФТ-КПП) 26 сентября, представители гражданских и профсоюзных организаций призвали поддержать восстановление разделения коммерческих и инвестиционных банков в духе закона Гласса — Стиголла. Спонсорами вебинара, задачей которого было просвещение граждан и создание у них стимулов для того, чтобы потребовать от Конгресса немедленных действий, выступили организации «Гражданин» (Public Citizen), «Американцы за финансовую реформу» (Americans for Financial Reform) и движение «Наша революция» (Our Revolution).

Выступления были подкреплены диаграммами, ясно показывающими, что будет означать восстановление закона Гласса — Стиголла для прекращения спекуляций и возобновления производительных инвестиций. Объявленная цель коалиции – увеличить число сторонников важнейшего законопроекта, находящегося на рассмотрении Палаты представителей, а именно законопроекта H.R. 790 (автор — Марси Каптур, Демократическая партия), с 56 конгрессменов до 100, а находящегося в Сенате проекта закона S. 881 (автор — сенатор-демократ Элизабет Уоррен) с 8 до 20 сенаторов. На экране светились призыв «Наращивайте поддержку от обеих партий» и номер телефона, по которому граждане могут обратиться к своим представителям в Вашингтоне. Полную видеозапись вебинара можно посмотреть здесь.

После вступительного слова Майо Макинде (Mayo Makinde), представителя «Нашей революции» от штата Огайо, к участникам вебинара по видеосвязи обратились член Палаты представителей Марси Каптур (Демократическая партия, Огайо) и её коллега по Палате Уолтер Джонс (Walter Jones) (Республиканская партия, Северная Каролина). Каждый из выступавших призвал граждан оказывать давление на их представителей в Конгрессе. Каптур подчеркнула необходимость вернуться к банковской системе, которая служила бы большинству американцев, получающих сегодня крохи по своим сбережениям, в то время как экономика их страны разрушается хищническими банковскими операциями. Джонс заявил: «Нам нужно восстановить закон Гласса — Стиголла. Я голосовал за его отмену, и теперь вижу, как за многие годы эта ошибка усугубилась. Нам нужно привлечь в сторонники намного больше республиканцев, и без вас мы это сделать не сможем. Восстановление закона Гласса – Стиголла включено в программы обеих партий.

Тематическое обсуждение проходило под председательством Барта Нейлора (Bart Naylor) из «Гражданина», который задавал вопросы автору книг и статей о финансовых вопросах Номи Принс (Nomi Prins), представителю «Американцев за финансовую реформу» Маркусу Стэнли (Marcus Stanley) и Хезер Славкин Корсо (Heather Slavkin Corzo) из АФТ-КПП. Нейлор определил два основных аспекта закона Гласса — Стиголла: во-первых, он предусматривает предоставление гарантий Федеральной корпорации страхования депозитов по коммерческим вкладам; во-вторых, ограничение коммерческой банковской деятельности только операциями, которые способствуют оздоровлению экономики, а не спекуляциям. Затем он попросил г-жу Принс рассказать, каким образом отмена закона Гласса — Стиголла в 1999 г. изменила эти параметры.

Принс, работавшая на Уолл-стрит и изучавшая её историю, описала психологию алчности, которой дала выход отмена закона. Всё сосредоточилось на том, как увеличить число и сумму комиссионных вознаграждений для брокеров, делая сделки всё более сложными, и как максимально расширить возможности для спекуляций. Были созданы такие новые инструменты, как деривативы, а кредитование становилось всё более непроизводительным. «Восстановление закона Гласса—Стиголла обуздает эту ненасытность», ­— заключила она.

Затем Стэнли остановился на вопросе о том, какую роль отмена закона Гласса — Стиголла сыграла в кризисе 2007-2008 гг. Это был не первый банковский кризис с 1930-х гг., сказал он, но первый с того времени кризис, затронувший одновременно и коммерческие, и инвестиционные банки, равно как и всю экономику США и всего мира. Не случайно кризис разразился вскорости после прекращения действия закона Гласса — Стиголла, сказал он, поскольку его отмена дала мегабанкам возможность расти, создавая фактор уязвимости.

Стэнли показал две диаграммы, на которых было наглядно видно влияние отмены закона Гласса — Стиголла. На первой показан рост эмиссии ипотечных ценных бумаг с 200 млрд долл. на момент отмены закона до 1,3 трлн. долл. шестью годами позже. На второй показан рост и последующий крах рынков ценных бумаг, обеспеченных активами (Asset-based SecuritiesABS), и обеспеченных долговых обязательств (Collateralized Debt ObligationCDO), которые стремительно росли после отмены закона и в конечном счёте потеряли две трети «стоимости» в результате краха.

Рост рынка ипотечных ценных бумаг (1999-2008)

Показатель дефолтов по обеспеченным долговым обязательствам (1999-2007)

На диаграмме объём выпуска ценных бумаг, обеспеченных активами, и обеспеченных долговых обязательств показан синим цветом, показатель дефолтов по ним – красным (источник: «Американцы за финансовую реформу»).

Влияние краха проявилось не только в финансовом секторе. Отвечая на вопрос Нейлора о «социальных издержках», представитель АФТ-КПП Хезер Славкин назвала потерю жилья и пенсионных сбережений, значительная часть которых просто «сгорела». Хотя нам говорят, что ситуация стала лучше, сказала она, люди по-прежнему страдают. Она упомянула о том, что небольшие компании не могут привлекать заёмный капитал, поскольку банки сосредоточились на спекуляциях.

Г-жа Принс, рассказывая о состоянии банковского сектора, подчеркнула: спекуляции продолжаются, только под другими названиями, они создали множество «пузырей», в том числе на фондовом рынке (поскольку корпорации выкупают собственные акции), в кредитовании крупных международных корпораций и в секторе операций с недвижимостью. Эти «пузыри» проявляют признаки того, что могут лопнуть, добавила она, поэтому очень важно принять профилактические меры прямо сейчас.

Процесс спекуляций, добавил Нейлор, подпитывается тем, что партнёры в крупных банках сегодня получают вознаграждение в форме прямо сразу, а не в конце их карьер. Поэтому вместо долговременной алчности у них возникает алчность сиюминутная, подталкивающая их к принятию инвестиционных решений, которые помогут заработать деньги быстро, а не в течение длительного времени.

По словам Стэнли, применение закона Додда — Франка и правила Волкера не смогло остановить этот процесс. Хотя он считает правило Волкера «важным шагом» к восстановлению регулирования, он подчеркнул: регулирующие органы всё ещё дают банкам значительную свободу действий. «Нам нужно, чтобы Конгресс и общество восстановили однозначный заслон», — сделал вывод Стэнли.

После этого Нейлор перешёл к ситуации в Вашингтоне, которая сделала отмену закона Гласса — Стиголла возможной и препятствовала мерам по его восстановлению. Славкин остановилась на проблеме доминирования лоббистов, отстаивающих интересы банкиров на Капитолийском холме. По её словам, когда АФТ-КПП лоббировала принятие закона Додда—Франка, ей говорили, что в здания Конгресса обычно поступало в 40 раз больше телефонных или личных обращений от лоббистов банков, чем от избирателей. Это замкнутый мирок, где в Вашингтоне слышны только голоса с Уолл-стрит, сказала она, поэтому вашему конгрессмену нужно получать от вас сообщения и звонки.

Стэнли рассказал о влиянии Goldman Sachs в администрации Трампа, отметив, что вице-президент этого банка Гэри Кон (Gary Cohn), который сейчас отвечает за экономическую политику президента, играл ключевую роль в злоупотреблениях, вызвавших финансовый крах 2008 г. Кон лично участвовал в разработке и продаже инвестиций, в основе которых были «токсичные» ценные бумаги.

Затем Нейлор попросил Принс сравнить текущую политическую ситуацию вокруг закона Гласса — Стиголла с ситуацией во времена президентства Франклина Рузвельта. По её словам, кризисы 1929 и 2008 гг. были вызваны сходными причинами, хотя мошеннические инструменты назывались по-разному. Но существенная разница в том, что во времена Рузвельта были два ведущих банкира, Уинтроп Олдрич (Winthrop Aldrich) из Chase Bank и Джеймс Перкинс (JamesPerkins) из National City, которые выступили за разделение банков. Она отметила, что ещё до принятия закона Гласса — Стиголла Олдрич принял упреждающие меры по разделению коммерческого и инвестиционного подразделений своего банка, и объявил об этом на первой странице New York Times!

Во второй части вебинара Нейлор неоднократно напоминал аудитории номер телефона для обращения к конгрессменам. Он также попросил участников обсуждения высказаться по поводу текущих усилий влиять на Конгресс. Стэнли охарактеризовал законопроекты — H.R. 790, S. 881 и внесенное в Палату представителей конкретное дополнение к законопроекту S. 881 (H.R. 2585), — которые сделают то, что сделал закон Гласса — Стиголла в 1930-х гг. Кроме того, сказал он, в законопроекте S. 881 решается вопрос некоторых дополнительных элементов (таких, как деривативы). Славкин говорила о поддержке закона Гласса — Стиголла со стороны обеих партий. Макинде из «Нашей революции» отметил значение подписей под петициями и собственноручных писем конгрессменам — способов, доказавших свою эффективность в привлечении их внимания. Принс подчеркнула, что сейчас наступило важнейшее время возможностей и вместе с тем время необходимости, поскольку для борьбы с очередным кризисом потребуется перестройка банковской системы.

В заключительных замечаниях Славкин и Макинде отметили, что на карту поставлена судьба не только экономики, но и самой американской демократии. Это заявление было подкреплено появившимся на экране сообщением о том, что информационные материалы для продвижения закона Гласса — Стиголла можно получить в отделении «Нашей революции» в северо-западном Огайо.

 


Оцените статью