Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Осборн и балбесы

Экономика

27.12.2013 13:44

Михаил Хазин

150

Кажется, в одном из эпизодов старого водевиля "Три балбеса" Керли бился головой о стену. Когда Мо спросил его, зачем он это делает, тот ответил: "Потому что мне так хорошо, когда я останавливаюсь". Что ж, мне это казалось забавным. Но я и представить не мог, что однажды логика Керли станет главным принципом, которым старшие финансовые чиновники будут объяснять свои разрушительные политики. Немного контекста: в 2010 году большинство богатых наций мира, по-прежнему находящихся в состоянии глубокой депрессии, вызванной финансовым кризисом, взяли курс на жесткие фискальные меры – сокращение расходов и, в некоторых случаях, рост налогов в попытке уменьшить дефициты бюджета, выросшие на фоне экономических спадов. Основные экономики заявили, что жесткие меры в и без того угнетенной экономике только усугубят депрессию. Но "сторонники жестких мер", как многие из нас начали их называть, настаивали на том, что сокращения расходов приведут к экономическому росту, поскольку они улучшат деловое доверие.

Результат приблизился к управляемому эксперименту на столько, на сколько это только возможно в макроэкономике. Прошло три года, а фея-доверие так и не появилась. В Европе, где идеология жестких мер закрепилась сильнее всего, зарождающееся экономическое восстановление обернулось второй волной рецессии. На самом деле, в настоящий момент ключевые показатели экономической активности, как в Еврозоне, так и в Великобритании отстают от показателей данного этапа при Великой депрессии. Разумеется, последствия для человечества не имеют ничего общего с тем, что случилось в 1930-х. Но этому способствовали такие правительственные политики как защита занятости и мощная система социальной защиты — те самые политики, от которых сторонники жестких мер хотели отказаться во имя "структурных реформ".

Неужели именно жесткие меры нанесли урон? Что ж, связь очевидна: чем агрессивнее жесткие меры, тем хуже динамика роста. Посмотрите на ситуацию в Ирландии, которая одной из первых ввела чрезвычайно жесткие меры, и в 2010 году постоянно приводилась в пример. Прошло три года с тех пор, как Ирландия неоднократно заявляла, что ее экономика идет на поправку, однако она по-прежнему сохраняет двузначный показатель безработицы, несмотря на эмиграцию сотен тысяч ирландцев . Негативные последствия жестких мер во время спада, если коротко, также очевидны, как и все в анналах экономической истории. Но сторонники жестких мер никогда не собирались признавать свою ошибку. (Как подсказывает мне опыт, мало кто на это способен). И все же теперь они хватаются за последние данные в свое оправдание. Дело в том, что некоторые страны, обремененные жесткими мерами, начали снова расти. Оказывается, что Великобритания испытывает значительный подъем; Ирландия, наконец, получила пристойные квартальные показатели; даже испанская экономика подает слабые признаки жизни. А сторонники жестких мер празднуют победу.

Вероятно, самым бесстыдным примером является Джордж Осборн, британский канцлер Казначейства и основная причина введения жестких мер в стране. Еще до появления позитивных показателей роста Осборн объявил о том, что "сторонники плана Б" — то есть альтернативного варианта жестких мер — "проиграли спор". Хорошо, давайте подумаем об этом заявлении, выйдя за пределы общего замечания о том, что колебания курса на протяжении одного или двух кварталов обычно ни о чем не говорят. Во-первых, недавний рост Великобритании не меняет того, что на протяжении почти шести лет страна находилась в рецессии, а реальный ВВП по-прежнему держится ниже своего предыдущего пика. С точки зрения долгосрочного прогноза, эта ситуация по-прежнему является историей о катастрофической неудаче — как я говорил, динамика последнего времени намного хуже британской активности во времена Великой депрессии.

Во-вторых, важно понять историю жестких мер в Великобритании Осборна. Первые два года его правительство принимало меры с размахом: резко сокращало уровень государственных инвестиций, повышало национальный налог на продажи и т.д. Затем оно сбавило темп; оно не отменило жесткие меры, а сделало их еще гораздо более строгими. И вот в чем дело: обычно экономики растут, если только не продолжают подвергаться неблагоприятным потрясениям. Таким образом, неудивительно, что британская экономика, в конечном счете, укрепилась, как только Осборн смягчил наказание. Но разве это оправдывает его политику жестких мер? Только если вы согласны с логикой "Трех балбесов", где разумно продолжать биться головой о стену, потому что становится хорошо, когда вы прекращаете это делать.

На данный момент, я прекрасно понимаю, что сторонники жестких мер могут все равно набрать политические очки. Политические исследователи говорят нам, что избиратели близоруки, что они судят лидеров, основываясь на экономическом росте за год или примерно до выборов, а не на общей эффективности на службе. Таким образом, правительство может находиться у руля на протяжении нескольких лет депрессии, а затем снова выиграть на выборах, если сможет обеспечить рост под конец игры. Но такова политика. Когда дело доходит до экономики, существует всего один возможный ответ на абсурдный триумфализм сторонников жестких мер: Ха-Ха-Ха.

Сcылка >>


Оцените статью