В среду (07.10) немецкий Бундесбанк опубликовал «подробный список золотых слитков в своих резервах, находящихся на хранении во Франкфурте-на-Майне, Лондоне, Париже и Нью-Йорке». Конечно, я приветствую эти действия, направленные на создание атмосферы прозрачности и подотчётности для столь важного (и часто вызывающего споры) общественного актива; но вызвал разочарование тот факт, что Бундесбанк не счёл необходимым в этом списке слитков указать данные в соответствии со стандартами, принятыми на слитковом рынке: завод-поставщик, номер слитка, вес брутто и нетто, чистота и год изготовления (когда возможно).

Источник

09.10.2015

В среду (07.10) немецкий Бундесбанк опубликовал «подробный список золотых слитков в своих резервах, находящихся на хранении во Франкфурте-на-Майне, Лондоне, Париже и Нью-Йорке». Конечно, я приветствую эти действия, направленные на создание атмосферы прозрачности и подотчётности для столь важного (и часто вызывающего споры) общественного актива; но вызвал разочарование тот факт, что Бундесбанк не счёл необходимым в этом списке слитков указать данные в соответствии со стандартами, принятыми на слитковом рынке: завод-поставщик, номер слитка, вес брутто и нетто, чистота и год изготовления (когда возможно).

В письме Ронану Мэнли (Ronan Manly) Бундесбанк подтвердил, что имеет эти данные, но сказал, что они «не актуальны для целей хранения или отчётности». Банк отметил, что «хотя номера слитков и отливки предоставляются аффинажным заводом, инвентарные номера присваиваются хранителем, в чьих сейфах находится золото. Инвентарные номера либо отштампованы, либо прикреплены к слитку в виде ярлыка». Также говорится о различных стандартах раскрытия информации между четырьмя хранителями слитков:

Банк Англии и Банк Франции: используются внутренние присвоенные номера, но не разрешается их публикация Бундесбанк: использует внутренние присвоенные номера и готов их публиковать Федеральный резервный банк Нью-Йорка: предоставляет реальный номер слитка/отливки и позволяет публиковать их своим клиентам

Использование внутренних присвоенных номеров Банком Англии (и предоставление клиентам, хранящих у них золото, только этих номеров, а не реальных номеров, отштампованных на слитке) было подтверждено запросами по закону о свободе информации от блогера Bullion Baron в отношении золотых резервов Австралии.

Я могу понять, что учитывая возможность дублирования номеров слитков между аффинажными заводами (а некоторые аффинажные заводы каждый год начинают номера с начала) в любой системе складского управления проще создать базу данных с собственным единственным ключом идентификации, чем использовать уникальную комбинацию завод/номер/вес/чистота/год. Но это не означает, что хранителю необходимо прикреплять ярлык к каждому слитку, так как слитки могут быть размещены и идентифицированы по их местонахождению в хранилище (номеру полки или паллеты) и при необходимости, по уникальной метке слитка. Пертский монетный двор отслеживает все свои запасы физического металла и клиентского выделенного металла без использования бирок, то есть, это возможно.

Хотя внутренние инвентарные номера могут быть вполне достаточными для «целей хранения или учёта», я бы сказал, что они не достаточны для целей независимого аудита. Сомневаюсь, что какой-нибудь аудитор согласится вести учёт по наклейкам на слитках по той простой причине, что хранитель может наклеивать бирки с разными номерами каждый раз, когда различные клиенты делают проверку. Вот почему все биржевые индексные фонды, которые публикуют списки слитков, предоставляют полные данные слитков и не перечисляют никаких внутренних присвоенных номеров. Это явно отраслевой стандарт, и странно, почему Бундесбанк не мог просто предоставить дополнительные данные, которые он имеет в своих таблицах.

Странно выглядит также сам список слитков. Было бы очень удобно, если бы Бундесбанк предоставил список слитков в форме таблицы, а не файла в формате pdf, но к счастью, гуру по спискам слитков Воррен Джеймс (Warren James) (у него обширная база данных списков слитков индексных фондов) смог преобразовать pdf-файл Бундесбанка в таблицу размером 13 Мб, которую при желании можно скачать.

При просмотре списка pdf видно, что слитки отсортированы не по внутренним присвоенным инвентарным номерам, но по какому-то другому порядку, скорее всего по паллетам или другому идентификатору местонахождения, или, возможно, по заводу — так в некоторых случаях сгруппированы номера слитков Федерального резерва.

Когда я делал сортировку по контрольному весу, я сразу обратил внимание на слиток номер 11202, который будто бы весит 23.810 унций (см. фрагмент списка слитков со стр. 2258):

золотые слитки

Нажмите на картинки для увеличения

Есть ещё восемь слитков весом примерно 200 унций (странные сами по себе), так что я думаю, это опечатка, и должно быть 238.100 унций. Очень маловероятно, что это слитки весом 23 унции, но возможно, в былые времена, когда на монетном дворе США после выплавки оставалось золото, по весу не близкое к 400 унциям, то они просто отливали то, что оставалось. Или, может быть, это такое пасхальное яйцо, которое Нью-Йоркский федеральный резервный банк подложил, чтобы посмотреть, поверял ли Бундесбанк свой список слитков.

Может быть, стоит обратиться в Нью-Йоркский федеральный резервный банк, чтобы они проверили этот слиток и подтвердили его настоящий вес.

Ранее США выпустили свой список слитков (см. здесь), и таким образом, у нас есть с чем сравнивать, тем более, что часть немецкого золота хранится в Нью-Йоркском резервном банке. В отличие от золота США, почти всё золото Германии соответствует требованиям «лондонской хорошей поставки» LBMA по весу: в пределах 350-430 унций. Германия владеет в общей сложности 270,316 слитками, США 699,515 слитками.

Вес

Германия

США