Началась очень интересная с точки зрения эксперта возня по поводу роли российского нефтеэкспорта в США. Суть его понятна: власти США очень хотят заблокировать российский импорт (собственно, уже заблокировали, но, скорее всего, не до конца), но сталкиваются с сопротивлением собственных компаний. Вообще, российский экспорт не так уж и велик именно для США, но играет важную роль — он позволяет разбавлять «лёгкую» нефть из, собственно, США для лучшей её адаптации к существующим НПЗ, которые изначально были ориентированы на «тяжёлую» нефть из Венесуэлы.

С Венесуэлой США тоже вели переговоры, но натолкнулись на жёсткую позицию президента этой страны Мадуро, который потребовал вернуть ранее украденную американцами собственность, в том числе валютные резервы и нефтеперерабатывающие заводы на территории США. И в этой ситуации Белому дому придётся искать новые варианты.

Отметим, что Байден некоторое компромиссное решение придумал: он запретил импортировать российскую нефть исключительно для США. К слову, это позволяет работать практически по-старому: те 3% нефти, которые США закупали в России, они могут получать, как и раньше, только штамп на ней будет не «сделано в России», а, скажем, «получено из Португалии». Поскольку запрета на перекупку быть не может. Но сама по себе ситуация, безусловно, очень интересная и будет ещё развиваться.

Фокус тут в том, что санкционное давление на Россию привело к крайне серьёзным проблемам внутри самого Западного мира. Резкий рост цен на нефть и газ, проблемы с удобрениями и пшеницей, титаном и палладием вызвали колоссальные диспропорции в мировой экономике. И если каждая конкретная ещё могла бы быть решена, то вместе они становятся абсолютно критическими.

Мы часто слышим, что, мол, сейчас снимут санкции с Ирана и он заместит российскую нефть. И все забывают, что это произойдёт не «здесь и сейчас», а через какое-то достаточно продолжительное время, если вообще произойдёт. И всё это время нужно жить и поддерживать уровень жизни населения при очень высокой инфляции. И как США с этим справятся?

Ну ладно, на пару месяцев им хватит ресурса от переток капитала из Евросоюза, который, по наущению США, наложил на нашу страну куда более жёсткие санкции. А дальше? И потом, нефть это только один из ресурсов, а что делать с другими? И, наконец, основная причина роста цен не недостаток нефти на рынке, а риски, политические и финансовые, а они-то куда денутся?

В общем, можно отметить, что главная проблема современной экономики (и нефть — это только одна из составных частей этой проблемы), это полное отсутствие моделей, описывающих её развитие в нынешней ситуации. Структурный кризис полностью перекосил основные пропорции между отраслями и регионами, в результате никто не понимает, в каком направлении движется ситуация. Инфляция является следствием именно этого структурного кризиса, решить проблему на уровне одного региона или одной отрасли просто невозможно, это только ещё больше увеличит структурные диспропорции.

Фонд экономических исследований Михаила Хазина эту проблему с моделями пытается, хотя бы частично, закрыть, но только, что называется, для «своих». А вот что и как делать руководителям Западных стран я даже не знаю. Ну а что касается экспертов, с которых началась эта заметка, то с ними всё как раз понятно: они тупо исполняют заказ. Хорошо или плохо — тема отдельная, важно, что на реальную ситуацию в экономике это никак не влияет.