Президент сказал своё веское слово. Удивительно, это слово совпало с нашей рекомендацией, но Президент не был бы Президентом, если бы не внёс свою лепту, причем именно президентскую, то есть политическую. А именно, он не только попросил уточнить, какой же логикой руководствовался Центробанк, но и предложил уточнить эту логику Центробанку (читай — Набиуллиной, которая кашу и заварила) и правительству (читай — Мишустину). Вместе. То есть, разработать План.

Поскольку формально ЦБ мог эту проблему решить самостоятельно, его формальных полномочий хватает, Путин фактически объяснил, что кроме конкретных решений есть ещё государственная политика, эти решения должны этой политике соответствовать (новое слово в современной российской жизни, для Центробанка так точно) и, что не менее важно, политику эту определяет именно правительство (во главе с Мишустиным), а вовсе не ЦБ.

Последнее очевидно – ЦБ по закону в состав органов государственного управления не входит и является самостоятельной структурой. Но невозможно жить в стране и быть независимым от страны, о чём и было сказано Набиуллиной, и уж поскольку она не должна (по должности; теоретически, руководство ЦБ о стране думать может, нынешнее руководство просто не хочет) думать о стране, то думать будет Мишустин. А она обязана прислушиваться.

Мишустин, в отличие от Набиуллиной, просто в силу масштаба стоящих перед ним задач, совершенно не склонен «резать и рубить». Так что можно предположить, что государственная политика в сфере криптовалют будет, скорее, регулировать и контролировать, чем запрещать и не пущать. Впрочем, через некоторое время увидим. Но то, что в иерархии государственного управления, появился новый персонаж, совершенно ясно. Несмотря на то, что этот персонаж очень долго от определения своего места в этой иерархии отнекивался. И, к очевидному огорчению Набиуллиной, её место в этой иерархии явно ниже, чем у Мишустина.

На самом деле, сильно ниже (поскольку не сам же Мишустин будет эту концепцию писать, а его подчиненные, которые будут это делать, уж точно не с руководством ЦБ будут свои идеи согласовывать), но не будем сыпать соль на раны. В конце концов, Набиуллина сама виновата, поскольку явно влезла в сферу, в которой много у кого есть интерес, со своим личным (вопрос о том, кто и как его сформировал мы пока оставим за пределами этого текста, в конце концов, этим вполне могут заинтересоваться компетентные органы) мнением.

А я бы отметил чрезвычайно важный прецедент, который никак не мог появиться в рамках либерального подхода к государственному управлению. А именно, что вначале должны идти планы стратегического развития страны, за ними — их переложение к конкретной сфере и лишь потом уже решения конкретных структур. Напомним, что либеральный подход состоял в том, что решения принимались в тот момент, когда появлялся бюджет, который стимулировал исполнителя к принятию того или иного решения, независимо от того, соответствовал он интересам страны или нет. А почти всегда не соответствовал, а подчас и прямо противоречил действующей нормативной базе. Много я таких историй знаю.

Так что действия Президента я искренне приветствую. Как с точки зрения тактики, так и концептуально.