Последствия взрывов 11 сентября. Интервью М.Хазина «Московским новостям» Либерализм кончился ?Беседовала Евгения Квитко

Американский кризис может превратиться в глобальную экономическую катастрофу

Пессимистический прогноз на развитие мировой экономики дал в интервью «МН» директор по стратегическому планированию компании «Современные бизнес-технологии» Михаил ХАЗИН. Однажды — в преддверии дефолта — его не менее пессимистический прогноз сбылся. Тогда он работал в Администрации президента.- Кризис экономики США — это кризис всей мировой экономики. Для Юго-Восточной Азии и Европы он опасен снижением экспорта в США, который играет в их экономике существенную роль. Для Латинской Америки и России — падением доллара, который практически дублирует национальные валюты.

В Америке же последние пару лет начался и углубляется структурный кризис. Сектор «новой» экономики (хай-тек) существенно сжимается и тянет за собой смежные сектора. Первоначально все компании хай-тек работали с отрицательной прибылью: расчет был на то, что через 5 — 10 лет спрос на их товары и услуги покроет все издержки. Была проведена невероятная реклама — людям объяснили, что через 10 лет они будут покупать новые компьютеры каждые два месяца. А когда выяснилось, что спрос не только не растет, но и начал падать — начался кризис. Очень похожий на то, что произошло у нас в конце 80-х, когда государство перестало регулярно покупать продукцию ВПК.

Для хай-тек катастрофа уже наступила — из 10 конкурирующих компаний выживет, дай Бог, две-три. Что касается экономики в целом, то она могла бы пережить этот кризис, если бы не одно «но». Финансовая инфраструктура подстроилась под растущий хай-тек. Значит, спад в отрасли должен привести к сжатию финансовой инфраструктуры, а она сжиматься не умеет.

— Каковы возможности у США для выхода из кризиса?

— Существует два принципиально разных сценария. Один — близкий к республиканской традиции, изоляционистский. Другой — к демократической (то есть продолжение политики Клинтона). По первому сценарию США выкидывают либерализм как ненужный идеологический довесок и начинают активную бюджетную накачку деньгами своей экономики. Так делал Рейган в 80-е. Но поскольку ресурсов может не хватить (состояние экономики намного хуже, чем 20 лет назад), нужно избавить США от опасности предъявления обязательств, сделанных за последние десятилетия. А именно — защитить отечественного производителя от импорта, а также «закрыться» от долларов извне (их в мире втрое больше, чем внутри США). При этом, разумеется, весь мир, который много десятилетий «сидит» на долларе, впадет в жестокий кризис.

Но есть нюанс. При таком развитии событий в кризис попадают уолл-стритовские банки, которые сегодня контролируют мировую экономику. Их это, ясно, не устраивает. И демократическая партия, которая в основном поддерживает их интересы, выдвигает свой сценарий. США должны заставить другие страны отказаться от претензий к США. Собственно, этот сценарий уже реализуется. Пример: сразу после 11 сентября США потребовали от Европы отказаться от тех компенсаций, которые ВТО обязала их выплатить за незаконное субсидирование экспорта (а это 4 млрд. долл. в год), и уже получили отсрочку.

Есть и другие примеры. США компенсировали потери своим авиакомпаниям. Европейские и российские компании явно начали им проигрывать в конкурентной борьбе. Уже объявлено о пакете помощи американской промышленности в 100 млрд. долл. — это отзовется на европейских, российских, китайских производителях. Когда кризис был в России, нам объясняли, что либерализм — святое и его трогать нельзя. Теперь выяснилось, что государство обязано поддерживать производителей. Я по экономическим убеждениям либерал, но ситуация складывается так: либерализм на ближайшие 10 — 15 лет кончился, и страны, которые останутся с такой экономической политикой, понесут серьезные экономические потери.

— Видимо, уже перевесил военный сценарий…

— Судя по бомбежкам Кабула, Буш готов реализовывать оба сценария одновременно. К каким результатам он придет через 3 — 4 месяца, пока неясно. В любом случае из структурного кризиса это ему выйти не поможет.

— А какое развитие событий выгодно России с цинично-экономической точки зрения?

— При первом, невоенном сценарии у США больше шансов выйти из кризиса, но снимает для России текущую бюджетную нагрузку. При втором — придется сильно тратиться на оборонку. Но в целом безболезненно для России и то, и другое не пройдет, и вот почему: после отмены в 70-х годах Бреттон-Вудской системы, по которой стабильность валюты обеспечивалась золотым запасом, единственной мерой стоимости стал доллар. И теперь, когда падает доллар, перестают работать все механизмы экономических прогнозов.

— А что будет в ближайшее время с рублем, евро, долларом?

— В Европе евро будет расти, а доллар падать. Для России курс доллара к рублю, скорее всего, меняться практически не будет, а евро резко поползет вверх. В США доллар тоже будет падать, но скорость падения непрогнозируема. Критическая точка будет, видимо, в ноябре, когда станет известен уровень инфляции в США по итогам последних месяцев. Если инфляция высокая, то доллар быстро покатится вниз. Критическая точка для мира — 0,96 — 0,97 евро за доллар. После этого начнется перевод мировых запасов долларов в евро. Я считаю, что и сейчас нам нужно к этому стремиться. С точки зрения общеэкономической тенденции Европа становится мировым экономическим лидером. Ей нужны союзники. И в этом смысле изменяется роль России. Европе нужен резервуар для евро, а его способны «предоставить» Россия и Юго-Восточная Азия.

— На какой период «рассчитан» мировой экономический кризис?

— Неизвестно. Великая депрессия была только один раз в истории человечества, и она не закончилась сама по себе, а прервалась Второй мировой войной. Я могу предложить философский, а не количественный прогноз. США первыми построили постиндустриальное общество, где сфера услуг составляет 70 проц. от ВВП. Но у них не хватило ресурсов, чтобы поддержать эту модель в масштабах всего человечества. Думаю, теперь человечество выйдет из кризиса, только когда появится новая модель постиндустриального общества, построенная на консенсусе основных развитых стран. Это проблема не одних США, а всего человечества. Что это будет за модель и кто ее предъявит, пока неизвестно.

Беседовала Евгения КВИТКО