О судьбах Эрдогана 

фото: ednews.net

Я уже несколько раз (в том числе, в последнем Обзоре Фонда Хазина) обещал рассказать о Турции, точнее, экономической политике Эрдогана. Что и попытаюсь сделать, пока в самом упрощённом варианте

Прежде всего, нужно отметить, что Турция до недавнего времени находилась в модели МВФ (как и Россия). И начала борьбу с инфляцией (которая в Турции выше, чем в России) стандартным способом, повышением ставки. Как следствие, турецкая лира рухнула (хотя, формально, доходность в ней выросла). Почему?

Дело в том, что турецкая экономика – экспортная. Внутренняя доходность (маржинальность) турецкой экономики невысокая, до выхода на мировые рынки (в основном, Евросоюза) экономика Турции была незначительная, в 70-е годы промышленность Болгарии превосходила турецкую. И повышение ставки увеличивает себестоимость производства, то есть снижает и без того низкую доходность той части экономики, которая работает на внутренний спрос, а также перераспределяет высокую прибыль экспортной части экономики в пользу финансистов (банкиров).

Соответственно, более выгодно становится кредитоваться в валюте, и доля турецкой лиры в экономике начинает сокращаться. Инфляция, соответственно, должна при этом расти (та же самая денежная масса распределяется на меньшую сферу оборота), во внутренней экономике начинается переход на валюту, сбережения тоже становятся более выгодными в валюте. В общем, типичная схема 90-х годов в России.

Поскольку (как и у нас) ограничений на вывод капитала нет, все финансовые институты начинают выводить все свободные деньги (количество которых в лирах увеличивается) в валюты. Лира падает и внутренняя экономика начинает сжиматься, поскольку производство, ориентированное на внутренний спрос становится всё менее выгодным.

Эрдоган эту систему сломал, снизив ставку. Это должно резко повысить спрос на лиру внутри экономики, как следствие, сфера её оборота должна резко увеличиться, а курс её, как это показано в Обзоре Фонда Хазина, резко пошёл вверх. Но! Есть одна проблема. Поскольку финансовый сектор в Турции находится под контролем либералов, они могут начать (как это присходит и у нас) финансовые спекуляции, то есть эмиссию лиры под чисто валютообменные операции.

Если Эрдоган сумеет заставить своих банкиров от такой политики отказаться (не обязательно репрессиями, Геращенко в 1999-2002 годах никого не репрессировал), то эффект будет максимально положительным. Мы увидим и рост лиры (уже), и снижение инфляции (скорее всего, к концу января, в обзорах Фонда Хазина мы этот момент обязательно отследим) и рост ВВП (ну это уже позже, по итогам I квартала следующего года). А вот если с банкирами не получится, то инфляция вырастет, а лира снова пойдёт вниз. Эрдоган проиграет.

В нашей стране ситуация такая же – само по себе снижение ставки эффекта не даст, нужно существенно прижать финансистов-спекулянтов. Это будет сложно, поскольку вся либеральная элита 90-х у нас сидит на этих спекулятивных доходах и будет отчаянно сопротивляться. Но, с другой стороны, если Путин с ними не справится, то судьба его и его команды будет печальной.