Михаил Хазин, Каринэ Геворгян

Пять часов беседы Макрона с Путиным требуют, как минимум, комментария. И, в общем, можно с уверенностью сказать, что поводы для комментариев безусловно имеются. Особенно если учесть, что ситуация в Западной Европе вообще, и Франции в частности, чрезвычайно напряжённая с риском сорваться в штопор. 

Собственно, у самого Макрона – выборы. А в Евросоюзе официальные данные по промышленной инфляции, как и в США, больше 25%. И народ раздражён донельзя всеми антиковидными деяниями властей, которые к тому же не в состоянии внятно объяснить, что происходит при этом и не в связи с этим в экономике., и как с этими явлениями бороться. Собственно, они даже правду (относительную) начали говорить только на прошлой неделе, а до того были попытки объяснить, как всё хорошо. И только те, кто читает макроэкономические обзоры Фонда Хазина, понимает, что проблемы начались уже довольно давно.

Так вот, внимательное изучение того, что сказал Макрон на французском языке, показало, что было два момента, первый из которых вообще не был акцентирован в русском переводе, а второй сильно ослаблен. Первый момент: Макрон поблагодарил Путина за то, что тот его принял! Можно, конечно, предположить, что всё дело в выборах, в преддверии которых дела у него обстоят не очень хорошо, а часть французской оппозиции, называя вещи своими именами, своими симпатиями к русским может отобрать голоса раздражённых избирателей. Но тут возникает вопрос: если Путину приятнее нынешняя французская оппозиция, зачем ему вообще Макрон, да ещё так срочно? И вот тут ответ даёт второе обстоятельство.

Дело в том, что французский президент несколько раз, видимо, специально, чтобы, не дай Бог, Путин не пропустил (вы слышали, чтобы Путин что-то случайно пропускал?…), произнёс фразу о том, что в нынешние времена вопрос безопасности Европы стоит очень остро, и без такой значимой европейской страны, как Россия, вообще решён быть не может… И в рамках такой постановки вопроса понятно, почему встреча состоялась именно сейчас (времени вообще мало), но что означает фраза Макрона при наличии НАТО и ЕС?

И вот тут начинаются интерпретации. Только у нас, разумеется, поскольку точные ответы известны лишь самим высоким переговорщикам. Итак, предположим, что вопрос об уходе США решён (с точки зрения экономики, это практически очевидно, другое дело, что психологически это очень сложно признать). Более того, представим, что это произойдёт быстро. Опять-таки, с учётом предвыборной ситуации и инфляции уже в США. Что тогда должно быть на территории Западной Европы? Косвенно уход США «без потери лица» уже готовится на всех парах. Ибо что такое эти американские военные, которые в количестве по тысяче человек направляются в страны Европы, как не команда по обеспечению эвакуации?! Не для войны же с русскими отправляют бравых парней (в таких смехотворных количествах), командиры которых вскроют соответствующую депешу в «Момент Икс». Да и последние заявления президента США и пресс-секретаря МО этой страны сделаны неспроста.

А там будут два процесса. Первый – распад ЕС (который без США и НАТО существовать не может, валютная система там развалится практически мгновенно, а там и всё остальное полетит), второй – «сдутие» и исчезновение либеральной элитной группы. Которая сегодня, напомним, практически тотально доминирует. Ну и всё это на фоне падения уровня жизни населения, которому это всё сильно не нравится. И вот вопрос: можно ли преодолеть эту ситуацию без России? Нет, конечно.

Под громкие вопли по поводу русского вторжения на Украину два континентальных европейца одновременно разлетаются: один – в Москву, а другой (Шольц) – в Вашингтон. Заметьте, в своём выступлении Макрон США упомянул лишь вскользь, а намёк сделал колкий, когда сказал, что Франция и Россия пережили такое, чего нерегиональные игроки не переживали (оккупацию и пр.), а потому ответственны за то, чтобы не допустить войны в Европе.

И вот тут вопрос, кто сказал: «Украина?» К чему она тут? А вот к чему. Это мы понимаем, что у США денег нет. А либералы, выросшие в примате господства США и американских либеральных ценностей, в это поверить не могут. Зато они отлично могут поверить в то, что США денег жалко. Очень-очень. А это значит, что нужно сделать что-то такое, что заставит США именно на ЕС денег не жалеть. И именно эту карту («демократия может погибнуть под напором кровавого тирана Путина!») они все и разыгрывают. Поскольку единственный вопрос, который решается на этом уровне (читайте «Лестницу в небо») – это вопрос о власти.

Власть терять нельзя, ни в коем случае! А поскольку Путин может защищать «старые» европейские элиты, но уж точно не будет защищать новые – либеральные – остаётся обращаться к тем, кто либеральные «ценности» готов защищать. Вот европейские либеральные элиты и стараются в доступной для них форме объяснить США, что бросать их никак нельзя. США. в свою очередь, публично подыгрывают, а втихаря объясняют Путину (и, возможно, Макрону и ещё кому), что вопрос уже решён и обсуждать они его ни с кем не будут. 

Есть ещё и третья сила, которая вечно всем гадит. Джонсон отлично знает, что на «новую» Ялту его не позовут, пока он не предъявит свою валютную зону. Сварганить он её может только из некоторых стран Западной Европы (ну, и Африки, но это уже во вторую очередь), а для этого нужно порушить ЕС. И, соответственно, в части развала НАТО и ЕС он – за! Но вот дальше, там, где «старые», земельные аристократические элиты Западной Европы хотели бы начать строить что-то новое (с поддержкой Путина), он очень хочет развалить всё окончательно и взять территории под свою опеку.

А для этого ему нужно уговорить Путина Макрону не помогать. Вот и вся картинка переговоров: Джонсон (через своих министров) пугает Путина восстанием «Великого Турана» на нашей территории и что-то там предлагает, Макрон, наоборот, просит конструктивной поддержки и обещает, в частности, договориться с Зеленским, чтобы он сдал ситуацию тихо и, по доброму, Джонсон, в свою очередь, войну на Украине хочет (в сохранение НАТО он уже не верит), поскольку это свяжет руки Путину, а без Путина в Западной Европе порядок сохранить не получится. 

Вот, собственно, и получается вся картинка интриги. При этом Путину совершенно всё равно, что подумают у нас по поводу визита Макрона, а вот ему очень важно продемонстрировать своим, что всё, что нужно, он Путину сказал. Потому и повторяет несколько раз. Не для Путина, для своих. Кстати, фраза «англичанка гадит» приобретает очень понятный смысл: из всех действующих игроков только Англия не предлагает никому никакого конструктивного варианта, только угрозы и шантаж. Джонсон не несёт Путину позитивных предложений, они все сводятся к простой мысли: «Если не сделаете так, как мы хотим, вам будет плохо». Видимо, с XIX века менталитет у них не изменился.

Но зато стало понятно, что Путин стремительно несётся к ситуации XVIII века, когда ни одна пушка в Европе не смела выстрелить без разрешения России. Очень весёлая ситуация, которая, к слову, хорошо иллюстрирует роль нынешнего главы России. И сегодня, и в истории. Многим, конечно, такой вывод не понравится, но попробуйте его опровергнуть.