Об образе будущего–2 

фото: sun3-12.userapi.com

Реакция на мою предыдущую статью была очень яркая, а потому,  нужно продолжать.

Отметим два обстоятельства.

Первое. За исключением тех, кто явно ошибся адресом (им нужно на «Эхо Москвы»), все поддержали логику, что те люди, которые хотят свергнуть Лукашенко, только потому, что он «надоел» – идиоты. Собственно, особенно сильно это относится к молодёжи, которая 90-е годы не видела и просто не понимает, какова альтернатива. А идиоты они потому что не хотят смотреть по сторонам и видеть Украину. 

Впрочем, у них есть ощущение, что они «особенные» и «талантливые» и поэтому денег заработают (например, за счёт программирования). Как показывает опыт, талантливых – всего 5% и они работают, а не валяют дурака. Я, кстати, не исключаю, что на Украине хорошо жить тем, у кого деньги есть, а на фашистскую пропаганду им наплевать. Напоминаю, что многие евреи на той же Украине не собирались эвакуироваться в 1941 году по банальной причине: в 1918 году их немцы защищали от петлюровцев и прочих «самостийных» (отметим, кстати, что батька Махно особо еврейскими погромами не отличался и даже имел в своей армии еврейские части). Поэтому плевать на националистическую пропаганду можно, конечно, но только какое-то время. Немцы это хорошо знают.

Второе. Само сочетание слов «православный социализм» вызывает, подчас просто какую-то дикую ненависть. Причём с обеих сторон, оно не нравится и «настоящим» марксистам, и «настоящим» православным. Напомню, что Ленин был страшным противником догматического марксизма (другое дело, что он очень не любил тех, кто его критиковал), как и Сталин. И в этом смысле «настоящим» марксистам я рекомендую немножко подумать. А если думать не получается, то это вовсе и не марксисты, а догматики, с которыми нам не по пути.

С православными труднее… У них есть железобетонный аргумент: поскольку, мол, мы не воцерковлённые, то просто ничего не понимаем. Как раз всё иначе, ровно потому, что мы не воцерковлённые, мы не ставим ритуал выше содержания. А вера, всё-таки, это содержание, а не форма. Отметим, что форму придумали довольно давно, в средние века, для того чтобы контролировать процессы в массах и отличать «своих» от «чужих», а сейчас, всё-таки, времена другие. С точки зрения развития российского общества самое главное, как раз, именно приверженность ценностям. В конце концов, самые отпетые либералы, которые, с точки зрения христианства, откровенные сатанисты, отлично ходят в храмы и даже получают какие-то там церковные награды за большие пожертвования. От этого не переставая быть сатанистами.

Отвадив (на бумаге, разумеется, в реальности они будут гадить и дальше) основных конкурентов, переходим к более конкретным обстоятельствам. Как показал опыт СССР, ценностная база социализма (которая с православной совпадает в деталях) сама по себе не воспроизводится. То есть ритуальная часть была отработана, может быть даже не хуже, чем в церкви, но люди всё чаще и чаще отходили в сторону. Почему? Мне кажется, что дело в том, что, с точки зрения, догматического марксизма его ценности были основаны на науке. Причём, общественной.

И люди слабые начинали размышлять: что лучше, написать донос на начальника (или украсть научный результат у аспиранта) или отказаться и проиграть социальную схватку… Ради чего? Ради научных принципов? Которые тебе впаривают тупые пропагандисты с сомнительными интеллектуальными и человеческими качествами? Смешно, право слово. Особенно если учесть, что тяга к повышению социального статуса прописана в куда более древних областях мозга, чем ценностные принципы.

Для того чтобы осознать собственную значимость и ценность, нужно преодолеть этот, крайне древний, эгоизм. Кому-то это сделать чуть проще, чем другим (как писал в своё время В.П.Эфроимсон, какой-то процент альтруистов генетически заложен в популяции, иначе она просто вымрет), но всё равно, для того чтобы строить социализм, то есть общество, в котором индивид получает блага за счёт того, что работает на общество в целом нужно «наступить на горло собственной песне». А это требует несколько более серьёзных оснований, чем социальная наука. Которая, тем более, имеет альтернативные концепции.

И вот тут-то авраамические религии (которые в базе активно борются с эгоизмом) должны сыграть принципиально важную роль. Они не должны вмешиваться в экономический процесс (что всех очень волнует), но должны заниматься воспитанием человека. Причём – человека современного. С этим, к слову, у традиционных конфессий проблемы, особенно у ислама, который, если ему дать свободу, воспитывает человека VII века, не позднее. Мохаммад жил долго и успел описать нормы общежития, в которых ни интернета, ни эмансипации не было. И как теперь с этим быть?

Именно по этой причине я и говорю о православном (или исламском) социализме. Социализм нужен для реализации экономической модели, контуры которой описаны в последней главе «Воспоминаний о будущем». Думаю, что нужно её описать более подробно и я постараюсь это сделать в ближайшем будущем.

Но суть, в общем, понятна: то, что можно перевести в инфраструктуру общественной экономики, должно принадлежать обществу (через государство). Все остальное может и, должно быть, в частной или общественной собственности. И, да, нельзя, чтобы частник получал прибыль за счёт общественной собственности.

Всё остальное выстраивается, в общем, достаточно автоматически. Впрочем, про это я, как и обещал, скоро напишу.