Считаем чужие деньги 

фото: crimea-news.com

Любой аналитик должен обращать внимание на совпадения. Поскольку иногда они очень много говорят о связи времён и событий. Да, бывают и случайности, но подчас вылезают довольно интересные обстоятельства

В частности, я много раз обращал внимание на то, что монетизация российской экономики (отношение расширенной денежной массы к ВВП) явно недостаточно и составляет всего 40% при норме около 100%. Написано на эту тему много (в том числе, мой доклад о неплатежах для коллегии Минэкономики, в далёком 1996 году), в последнее время к этой теме добавилось понимание того, что такой эффект связан с недостаточным объёмом частных инвестиций. Грубо говоря, фактический запрет либеральных денежных властей России на рублёвое инвестирование привёл к тому, что соответствующие объёмы инвестиций и сопутствующих денежных потоков просто отсутствуют и, тем самым, сокращают денежную массу.

Это не значит, что инвестиций нет совсем, это значит, что они, во-первых, не монетизированы нормальным образом (в том числе, с них невозможно взять налоги), во-вторых, что они явно уменьшены по сравнению с теми объёмами, которые могли бы быть. Именно по этой причине эффективный объём ВВП России (в случае проведения нормальной кредитно-денежной политики) я оцениваю в 8-8.5 триллионов долларов (то есть в 2.5 раза больше, чем ВВП России по паритету покупательной способности).

Фокус в том, что это – экспертная оценка. Но есть ли у этой цифры какое-то другое подтверждение? Пусть совсем косвенное? И вот, несколько дней назад я прочитал в телеграмм-канале у Миши Делягина следующее сообщение:

«Исследование, проведенное исследовательским центром портала SuperJob показало: представления граждан России о минимальном размере оплаты труда в 2,5 раза превышает максимум, который способна предложить им одичавшая либеральная тусовка, строящая (по оценке академика Глазьева, многолетнего советника президента Путина) «блатной феодализм»

Обращаю внимание, что общественное мнение считает, что минимальная заработная плата должна быть больше ровно в том масштабе, в каком эффективный размер российского ВВП соотносится с реальным. Иными словами, люди смотрят на российскую экономику, сравнивают её с другими странами и личным опытом и неявно «видят» её реальный масштаб! И, соответственно, переводят его на масштаб явления, им доступный, то есть – на минимальную заработную плату.

Ну, или, иначе, они считают, что их квалифицированный труд должен стоить дороже (в те же 2.5 раза) и, понимая что сегодня их заниженная заработная плата выше минимальной в три раза, прикидывают, что если они будут получать столько, сколько заслуживают, то и «минималка», если она по прежнему будет в три раза меньше, должна стать больше. В те же 2.5 раза.

Какой вывод из этого анализа?

Во-первых, что наши люди крайне адекватно оценивают свой вклад в общественный труд. Обычно считают, что люди свои заслуги склонны переоценивать, но в данном случае мы видим чрезвычайно адекватную оценку.

Во-вторых, что люди каким-то образом очень тонко чувствуют реальный масштаб происходящих вокруг экономических событий — качественный анализ этого явления потянет на очень хорошую социологическую работу.

Ну и, наконец, это говорит о том, что вся либеральная пропаганда не даёт никакого эффекта в части вменения людям логики, что они не умеют работать, не то, что на капиталистическом Западе.

В общем, мне кажется, что этот эффект заслуживает тщательного изучения. К сожалению, наша социальная и экономическая наука глубоко либерализирована и, скорее всего, пропустит всё это мимо ушей. А зря. Но какие-то выводы, всё-таки, сделать можно, в частности, что отказ от либеральной экономической политики нашим обществом будет воспринят крайне положительно.