Текст написан для fintimes.ru

Ситуация в экономике США вновь ухудшается. Американские рынки продолжили снижаться из-за негативных экономических отчетов. Доллар уступил евро на фоне новостей о возможной выдаче кредита Греции, находящейся на грани дефолта. Инвесторы по-прежнему подвержены пессимизму после негативных статданных с рынка труда США. Кроме того, число промышленных заказов упало в апреле на 1,2% после роста на 3,8% в марте.

Международное рейтинговое агентство Moody’s Investors Service сообщило, что если власти США не примут решение поднять потолок госдолга, кредитный рейтинг страны может быть пересмотрен в сторону понижения. Кроме того, агентство уже пересматривает рейтинги банков Citigroup, Bank of America и Wells Fargo&Co. В результате индексы США снизились в пределах 0,4%.

Доллар упал до трехнедельных минимумов к евро после сообщения о том, что власти Греции и еврозоны достигли предварительного соглашения о предоставлении стране дополнительной помощи. Индекс доллара, который отражает его стоимость к шести основным валютам, упал на 0,45%. Евро вырос на 1,1% до 1,45 долларов. Единая валюта также подорожала к швейцарскому франку.

И это все только данные буквально последнего дня. А такие дни случаются все чаще и чаще, удерживать ситуацию становится все сложнее и сложнее. По мнению некоторых экспертов, денежные власти США уже не в состоянии удержать «разъезжающуюся» экономику, которой одновременно требуется и ужесточение денежной политики, и ее смягчение. Впрочем, это частное мнение экспертов, по этой причине комментировать это мнение я сейчас не буду. Интересно другое, как долго может продолжаться такая ситуация, должен же из нее быть какой-то выход?

Напомним, что причиной таких проблем является несоответствие реальных доходов домохозяйств их расходам, которые доходы значительно превышают. Приведение расходов в соответствие с доходами ведет к резкому падению экономики, и это – естественный, самоподдерживающийся процесс. А вот попытки государства поддержать спрос приводят к инфляционным эффектам, которые не прекратятся, пока государство свои попытки не прекратит. Чего оно не может сделать по политическим причинам.

Разумеется, полностью компенсировать падающий спрос государство не может – у него просто нет на это ресурсов. Даже частичная компенсация падающего частного спроса со стороны бюджета привела к резкому росту дефицита федерального бюджета (про бюджеты штатов и муниципалитетов мы даже не говорим), и острому конфликту республиканцев, контролирующих одну из палат парламента США (Конгресса) и демократов, которые сидят в Белом доме.

Белому дому необходимо повышать лимит государственного долга, а республиканцы требует взамен реальных действий по сокращению расходов. При этом, поскольку выборы президента будут уже в следующем году, для республиканцев «чем хуже – тем лучше», хотя я думаю, что компромисс, все-таки, будет достигнут, до того, как дойдет до критической точки. И будет стоить Белому дому большой крови. Дело в другом — даже нынешние, сильно завышенные расходы бюджета, потерь домохозяйств в части спроса не компенсируют.Никаких других вариантов раздачи денег домохозяйствам не существует. Увеличивать кредитную нагрузку невозможно, это обрушение финансовой системы, уровень невозвратов для которой вырастет запредельно, давать людям подарки вредно, да и ведет к мгновенному росту инфляции, обесценивающей доходы даже быстрее, чем они будут компенсироваться. Иными словами, экономика США стоит перед новым дефляционным шоком.

Напомним, что дефляционный шок – это реакция экономики на резкое падение спроса, которая выражается в падении цен, массовых банкротствах производителей и финансовых институтов, а также резкому сокращению объемов ВВП. Аналогичный процесс был в США в начале 30-х годов прошлого века, а также осенью 2008 года, но тогда он был быстро «купирован» массовым вбросом эмиссионных денег. К сожалению, этот вброс экономика до сих пор не переварила (что хорошо видно по падению эффективность QE2), а это значит, что повторить «фокус» осени 2008 года (и, частично, второй половины 80-х годов) будет невозможно.

Когда это произойдет точно сказать достаточно сложно. Опять-таки, обращаясь к экспертным оценкам, можно назвать осень текущего года, но основаны они, скорее, на неформальной оценке роста негатива, чем на четкой модели финансово-экономических проблем. Наша модель, которая достаточно точно предсказала за много лет начало кризиса и адекватно его описывает, на такой точности не работает: падение спроса неизбежно, но вот будет ли от него эффект этой осенью или следующей весной – она не видит.

Нужно еще учесть большую роль субъективных факторов. Никто не мог предсказать Фукусиму и ее последствия (вроде реакции на атомную энергетику в Европе), никто не может сказать, какое решение примет комитет по денежным рынкам 22 июня, хотя большинство экспертов, и я в том числе, считают, что ФРС вновь уклонится от решений, QE2 закроют, но продолжения эмиссионных программ, до осени, по крайней мере, не будет, как и повышения учетной ставки. Но, теоретически, решение может быть и более резким, причем в любом направлении. И это тоже окажет свое влияние на развитие ситуации осени.

Давайте сделаем аккуратную формулировку: вероятность стабильного, с небольшим ухудшением, развития ситуации, становится все менее и менее вероятным и, начиная с осени 2011 года, резко растет вероятность «срыва» в дефляционный сценарий по образцу осени 2008 года, причем выход из нее потребует значительно больших усилий и, главное, повлечет куда больше негативных последствий.

закрыть…