Текст написан для fintimes.ru

Все-таки Россия странная страна. Во всех «нормальных» странах есть хоть какая-то, но субординация. Министры не ругают правительство в целом и его руководство в частности, тем более, не могут себе позволить «наезд» на главу государства, даже в самой вежливой форме. А вот у нас все не как у людей: на днях министр финансов Алексей Кудрин уличил президента в непоследовательности. Кремль призывает правительство жить по средствам и одновременно хочет увеличить расходы на армию. Чтобы объяснить Дмитрию Медведеву его ошибку, глава Минфина пообещал записаться к нему на прием.

Точнее, министр финансов заявил в пятницу, что хочет обсудить с главой государства бюджетные риски, связанные с регулярным ростом военных расходов. Непосредственно перед этим он послушал выступление Дмитрия Медведева на Петербургском экономическом форуме, которое и заставило Кудрина волноваться — в спиче главы государства он усмотрел непоследовательность.

«Сегодня я услышал о том, что нельзя жить в зависимости от нефти, поскольку такая зависимость создает риски для высокой инфляции на ближайшие годы, и призыв жить по средствам, — сказал глава Минфина. — Однако за последние шесть месяцев именно Дмитрий Анатольевич принял решение об увеличении военных расходов на 1,5% ВВП. Это новый вызов. Я запишусь к нему на прием, чтобы обсудить эту дилемму».

Далее глава Минфина уточнил, что сейчас бюджет балансируется при цене на нефть 115 долл. за баррель. Вместе с тем он отметил, что идет смягчение бюджетной политики, что свидетельствует о слабости государства и невозможности жить по средствам. «Я противник этого», — отметил он.

Отметим, что Минфин не первый раз выражает обеспокоенность растущими расходами на оборону. 24 мая на совещании в Белом доме Кудрин зачитал доклад, где предлагалось отказаться от увеличения численности офицеров и контрактников Минобороны, что позволит экономить 159,8 млрд. руб. ежегодно. Кроме того, Минфин предложил за три года сократить армию на 15%, уменьшать ежегодно расходы на оборонный заказ на 100 млрд. руб. и сократить обеспечение МВД на 97 млрд. в 2012 году и по 99,1 млрд. в последующие два года. Всего, по расчетам Минфина, необходимо отказаться от 386,2 млрд. руб. дополнительных расходов, или 3% запланированных расходов.

В целом, бюджет, выделенный Россией на национальную безопасность в 2011 году, составляет 1,5 трлн. руб. Ранее премьер Владимир Путин обещал за следующие десять лет выделить на оборонку 20 трлн. руб., оснастив армию новыми подлодками, ядерными боеголовками и системами ПРО.

Впрочем, это все сухие цифры. Суть от этого не меняется: министр финансов публично покритиковал главу страны (а также, своего непосредственного начальника, главу правительства), объявив, что денег у него нет. И возникает вопрос, что его подвигло на такой подвиг? Отсутствие денег? Но тут все просто, деньги-то выделяется не минфином, он только исполнитель, а законодательным органом – Государственной Думой. Именно она готовит (ну, точнее, дорабатывает) закон о бюджете, в котором точно прописаны все доходы и расходы. И минфину просто нужно честно написать объем имеющихся денег – после чего сразу станет ясно, что разные глупости не пройдут …

Беда в том, что закон о бюджете направляет в Госдуму не сам минфин, а правительство. У которого есть свое мнение о том, сколько ему нужно денег, особенно, в предвыборный год. Поскольку министры не лыком шиты, то они, в общем, представляют себе те «амбары» и «сусеки», которые есть у минфина, и по полному объему включают их в доходную часть. Некоторые при этом задают минфину неприятные вопросы, например, об объемах возвращаемого НДСа, объеме контрабанды и так далее, после чего доходная часть возрастает еще больше

Далее проект закона о бюджете поступает в ГосДуму, в которой эта процедура повторяется, причем, часто, в еще более жесткой форме. И в результате, минфин получает закон, в котором расходная часть соответствует доходной, только вот эта самая доходная существенно превышает возможности минфина по сбору этих самых налогов. И это еще не все. Поскольку статистические органы у нас подчиняются министерству экономики, которое отвечает за экономический рост, то инфляция у нас занижается, а экономический рост, соответственно, завышается. В результате, реальные поступления в бюджет становятся сильно меньше планов. Свой вклад вносит и Центробанк, который завышает курс рубля, подрывает конкурентоспособность оставшихся российских производителей, которые, соответственно, не платят налогов в запланированных масштабах.

И вот в этой ситуации министру финансов руководители страны начинают говорить о необходимости увеличить расходную часть бюджета, поскольку у нас предвыборный год. То одно, то другое популистское решение приводит к тому, что возможности бюджета закрыть хотя бы часть дыр стремительно сокращаются, а тут еще и начинают падать цены на нефть … И если эмиссионные программы ФРС США не будут продолжены (а до августа они точно не будут продолжены, да и в августе это крайне мало вероятно), то ситуация становится для бюджета совсем критической. А тут еще Медведев со своими идеями о передаче полномочий на муниципальный уровень – надо думать, соответствующие бюджеты тоже придется туда передавать?

В такой ситуации министр финансов не может не взбунтоваться. Другое дело, что в нормальных странах это делается через процедуру отставки – он просто ставит ультиматум и, в случае, если его условия не удовлетворяют, уходит в отставку. В некоторых случаях он просто игнорирует проблему – если правительство политическое и политическая дисциплина требует оставаться на своем месте. Но в этом случае за нехватку денег он ответственности не несет.

У нас ситуация иная. Кудрин не может уйти – поскольку он в рамках своей узкой политической «команды» занимает не только формальную должность министра, но и неформальную – ответственного за финансовые потоки. И именно по этой причине он, несмотря ни на что, должен будет находить необходимые средства – поскольку в противном случае, под угрозу ставится устойчивость всей «команды», в которую он входит. И значит, он должен жестко решать вопрос с «нецелевым» использованием денег – в том числе, и по тем вопросам, которые поднял президент.

Вот в чем вопрос: сегодня речь уже идет не об устойчивости бюджета страны, тут можно на всех наплевать, в 90-е годы много чего необходимого не финансировали (хотя сегодня уровень прочности системы на порядок ниже). Но вот политическая устойчивость современной российской элиты – это святое, тут денег жалеть нельзя. И дело в том, что Кудрин, Путин и Медведев понимают эту необходимость несколько по-разному. В чем-то разногласий нет, а в чем-то – есть, причем сильные. На чьей стороне выступает Кудрин, я не знаю, тут есть варианты, но то, что сегодня разногласия в верхней части элиты приводят к опасным конфликтам – очевидно. И Кудрин, как мне кажется, сегодня пытается их разрешить, пока вопрос не зашел слишком далеко. Во всяком случае, это наиболее рациональное объяснение его странного поведения, за которое не следует наказания.

закрыть…