Интервью известного российского статистика газете «Завтра» Василий СИМЧЕРА:

«ДАВАЙТЕ ВСЁ ПОСЧИТАЕМ+»

«ЗАВТРА». Василий Михайлович, известная фраза о том, что на свете есть ложь, большая ложь и статистика, вам, наверное, уже успела порядком надоесть. Но всё-таки: что в том образе России, который демонстрируется нам официальной статистикой, является правдой, что — ложью, а что большой ложью, и где там статистика?

Василий СИМЧЕРА. Знаете, чтобы иметь в нашей стране хорошую статистику, на 140 миллионов населения необходимо, по крайней мере, 300 тысяч служащих, которые занимаются этой работой. В России сегодня нет и 30 тысяч. Пропорционально столько мы имеем и хорошей статистики. Всё остальное — плоды народного творчества. Хорошая статистика в России есть, но она очень минимальная, очень неброская и очень туго доходит до реального потребителя. Вообще-то, реальному потребителю нужны не те талмуды из столбиков цифр, графиков и диаграмм, которые даёт статистика, — ему нужно понимание того, куда идет страна, куда она может идти и куда она должна идти. Статистика — это инструмент для установления правды, она должна помогать людям знать правду и жить по правде. А чем больше в обществе мерзости, тем хуже оно относится к статистике.

«ЗАВТРА». У нас в стране были периоды, когда статистика находилась на высоте?В.С. Конечно. Это практически вся вторая половина XIX века и 30-е-50-е годы прошлого века. Даже великий наш сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, занимая пост вице-губернатора, занимался статистикой, участвовал в переписях. Антон Павлович Чехов был статистиком, его книга «Остров Сахалин» — это статистическая работа. Вообще, статистика — это огромная работа. Потому что вы должны не просто сказать, что в России население 142 миллиона человек — вы должны их всех переписать, каждого из этих 142 миллионов. А когда нам говорят: вы плохо переписали, приписывали, не вписывали и так далее, что у нас 145 миллионов или, наоборот, 140 — это всё болтология, а не статистика. И такая болтология сегодня выдается за статистику в 9 случаях из 10.

«ЗАВТРА». А переписи советского времени?

В.С. За исключением переписи 1937 года, которую постигло несчастье, все эти документы были достаточно мужественными образцами жанра, которые объективно отражали происходящие в стране процессы и противостояли тем измышлениям, которые громоздили вокруг неё зарубежные доброжелатели. Так вот, сегодня у нас статистика строится не на подсчетах, а на расчетах. Берется любая точка, от которой по произвольной формуле всё экстраполируется в настоящее и будущее. Вы приносите в кабинет реальную, трудовую цифру, а его хозяин говорит: «Знаем мы, как вы там считаете+» — и дает дальше удобную для себя и для начальства цифру. Вот что происходит. А я среди статистиков, при всем своем критическом отношении к людям, никаких фальшивомонетчиков не встречал.

«ЗАВТРА». Да, для большинства наших руководителей главное — не интересы дела, а пиар. Они считают, что образ действительности можно навязать любой, а дальше — хоть трава не расти. Но это еще возможно, когда у людей есть хоть какая-то уверенность в нынешнем дне и какая-то надежда на завтра. А сейчас у нас на дворе кризис. Каким он видится через волшебный кристалл современной статистики?

В.С. Знаете, я всю жизнь занимался измерениями и подсчетами, поэтому о том, что невозможно измерить и подсчитать, говорить не могу. Кризис должен быть прежде всего измерен и подсчитан, у него должны быть какие-то определенные параметры. А у нынешнего кризиса никаких вразумительных параметров нет: ни по источникам происхождения, ни по формам проявления, ни по возможным последствиям. Так о чем мы говорим?

«ЗАВТРА». Фондовые рынки падают+

В.С. Индексы фондовых рынков и курсов валют, весь «форексный» рынок -фальшивые и. скорее всего, даже мошеннические параметры кризиса. Это такие показатели, которые отражают интересы отдельно взятых групп людей, которые на этих рынках крутятся, но не интересы всей экономики и не интересы остальной части населения. Следовательно, надо бы начинать с пересмотра всех этих индексов, чтобы мы могли знать, что представляют собой не 30 компаний по индексу Доу-Джонса, их издержки, продажи и прибыли, но всех участников мирового рынка, а это около миллиарда предприятий, из них примерно 50 тысяч крупных и крупнейших компаний.Если бы всё это учитывалось, лживость, причем намеренная лживость нынешних фондовых индексов и валютных курсов стала бы очевидной для всех. И когда индексы Доу-Джонса говорят вам о том, что надо активы продавать, на самом деле их надо покупать, и наоборот.

«ЗАВТРА». Что китайцы сейчас, на фоне кризиса, благополучно и делают+

В.С. Что китайцы и делают. Но не только китайцы и не это главное. Главное вот в чем. Если бы «группа Доу-Джонса», назовем её так, хотела что-то вразумительно отрегулировать, она бы прежде всего занялась инвентаризацией своих активов. Но ведь этого не происходит! Реальные активы скрываются, фальшивые банкротятся, и на этом, именно на этом сегодня делаются многомиллиардные состояния.

«ЗАВТРА». Это происходит при стремительном росте денежной, прежде всего долларовой массы.

В.С. Конечно. Но ведь вам никогда и нигде не назовут официально паритетный курс национальной валюты к тому же доллару. Обменный есть на каждом углу, а паритетного — нет. Не подсчитан. Потому что, во-первых, Америка не раскрывает свои активы — не с чем сравнивать. А во-вторых, мы не знаем, что творится в нашей собственной экономике, где, что и кому принадлежит — нечего сравнивать. Вы что, думаете, это всё — случайность?Знаете, за что знаменитого Кейнса прогнали в 1944 году с Бреттон-Вудсской конференции? За то, что он сказал: хорошо, вводите доллар как международную валютную единицу. Но — как международный доллар. Красьте его по-другому, чем доллар национальный.

«ЗАВТРА». Товарищ не понял+

В.С. Да, не понял. Но тогда резервация национального и международного доллара имела бы разнонаправленные векторы движения, а не один и тот же, что мы наблюдаем последние 50 лет.

«ЗАВТРА». Сорос тоже недавно предложил перейти к новой мировой валюте на основе SDR.

В.С. Нет, SDR, или специальные права заимствования — это такая карманная валюта МВФ, которая устанавливается, в общем, так же произвольно, как обменный курс доллара. А я говорю о реальном курсе на основе паритета покупательной способности (ППС) национальных валют. Ведь если вы не имеете знания о паритетном курсе, вы будете работать в ложной системе координат, а это всё равно, что стрелять из кривого ружья.

Казалось бы, всё просто, но в этом случае любые спекулятивные операции окажутся невозможными. Введите платежную систему, основанную на ППС, — и вы сразу отсечете от рынка всех спекулянтов. И спекулянты сразу наймут бандитов, обычных или политических, которые вас убьют, а принятые вами законы перепишут обратно. В этом суть дела.

«ЗАВТРА». Но всё-таки, Василий Михайлович, как вы считаете: основной источник кризиса — это избыточная масса долларов, или что-то другое?

В.С. Если говорить научным языком, то основным источником кризиса является кратное превышение обязательств по сравнению с активами. Ни контроля за обязательствами, ни инвентаризации активов в мире не существует уже после Великой войны 1914-1918 годов. Нет органа, который хотя бы внешне этот контроль осуществлял и эту инвентаризацию проводил. Уже Финансовый комитет Лиги наций в промежутке между двумя мировыми войнами эти функции осуществлял только для вида, формально. Всё пущено на самотёк. И обязательств набрано в десятки, в сотни раз больше, чем существует активов во всем мире. Поэтому налицо всеобщий кризис доверия — и не надо было доверять, задним числом. Но все играли в азартные финансовые игры с надеждой на выигрыш. И доигрались.

«ЗАВТРА». А что дальше? Если обязательств много, а активов мало, то какие обязательства будут обеспечиваться, и почему, а какие — нет? Как выглядят возможные выходы из этой кризисной ситуации?

В.С. Во-первых, обязательства есть разного рода. Если говорить о неучтенных, «мусорных» обязательствах, то их сумма в мире уже явно переваливает за сто квадриллионов, это десять в четырнадцатой степени, долларов. Авалированных обязательств, то есть в какой-то степени учтенных банками и другими финансовыми организациями, — таких на 600 триллионов долларов. А активов — всего на 60. И вопрос о том, как сблизить эти цифры, является вопросом выхода из кризиса.

«ЗАВТРА». Ответы могут быть разные?

В.С. Конечно. Если по-хорошему, без войны, то надо квалифицировать все имеющиеся обязательства и произвести их соответственное дисконтирование, включая вывод значительной части этих обязательств как заведомо фиктивных и не путать их с реальными обязательствами. И если вы начнете разбираться, то очень быстро, за два-три месяца, дойдете до реальных активов, которые теперь не работают, вы их раскроете, возвратите их в экономический оборот. И начните это с таких корпораций, как «Enron» и «Artur Anderssen». Дайте там возможность провести даже не аудит, а примитивную советскую ревизию. А уже по установленным в результате такой инвентаризации фактам хищений открывать уголовные дела. Без этой процедуры инвентаризации с кризисом не справиться.

«ЗАВТРА». Недавно новый президент США Барак Обама сказал слова, прямо противоположные вашим. Он сказал, что знает: давать деньги банкам, сидящим на мели, значит грабить налогоплательщиков. Но другого пути у него нет, поэтому всем нам — то есть и России в том числе — придётся еще раз оплатить банкирам все их фиктивные или попросту украденные активы. То есть пожар пытаются тушить керосином.

В.С. Тушить? Вы слишком хорошо о них думаете. Наоборот, они этот кризис придумали, они его и разжигают. Да мы в России это уже проходили в 90-е: иного не дано и всё такое в том же духе.

«ЗАВТРА». Василий Михайлович, наверное, вы правы. Если после дефолта 1998 года либерал-монетаристы хотя бы два-три месяца молчали, втянув свои языки в известную часть тела, то сегодня они удивительным образом на коне: мол, так вам и надо, лохам и быдлу, мы вас обманули, а теперь пусть кризис вас уничтожит. Вчера мы съели ваше, а сегодня пусть каждый ест своё.

В.С. Сегодня российские банки вынуждены платить по 20% годовых за рубли. В США учетная ставка 1%, а у нас — в 12 раз выше. Но и этот кран держат запертым, не пускают деньги в реальную экономику.

«ЗАВТРА». Это делает кто? Уполномоченные правительством банки? Сбербанк, «Газпромбанк», ВТБ и «Альфа»?

В.С. А кто же еще? Инопланетяне, что ли? Но вы спросите, почему они так делают. Да потому, что у нас, оказывается, инфляция скачет и рубль обесценивается со страшной силой.

«ЗАВТРА». А почему всё скачет и обесценивается?

В.С. Да потому что иностранные собственники российских предприятий сейчас выводят свои капиталы обратно. 87% нашего валютного и биржевого рынка — это нерезиденты. Как Путин или Медведев им скажет: «Не буду вам ничего платить! Зафиксирую курс на уровне 23 или там 15 рублей за доллар: не хотите — не покупайте!»? А ему ответят: «Отдавай тогда наши доллары!» Где их брать? В Стабфонде? Так давайте говорить честно — это не наши деньги, которыми мы можем свободно распоряжаться, а наше обеспечение по долгам российских корпораций с иностранным участием.Когда наркотик ввели в организм — его оттуда просто так не вытащишь. Болтать можно что угодно — только всё будет впустую. Там наркотик. И очищать от него организм — очень долгая и дорогая необходимость.Вот в чем реальная проблема.

«ЗАВТРА». Василий Михайлович, а как же и когда так получилось, что у нас всё стало иностранной собственностью?

В.С. Это результат приватизации.

«ЗАВТРА». А есть ли выход? Может быть, восточная модель ближе к нему, чем американская?

В.С. Выход есть. Надо отвечать на вопрос, где деньги, надо отвечать на вопрос, какими потоками образована дыра, надо установить, кто конкретно отвечает за её возникновение и надо востребовать деньги с того, кто незаконно их присвоил и удерживает. Сегодня главная беда мировой экономики заключается как раз в том, что деньги не работают на две трети. Я уже говорил, что у нас происходит, но то же самое происходит во всем мире: вода есть, но вентили перекрыты, всё работает еле-еле, на голодном пайке.

«ЗАВТРА». Значит, нулевые ставки западных банков — это фикция?

В.С. Конечно, фикция. Даже в Японии, где банки десятилетия работают по нулевым ставкам — и не разоряются. Как такое возможно? Потому что эти ставки компенсируются через другие финансовые обязательства, подпадающие под самое жесткое государственное регулирование. Попробуй только пикни и попробуй не туда деньги направь — тебе быстро мозги на асфальт вправят.

«ЗАВТРА». Знаете, недавно Егору Гайдару задали вопрос, почему на Западе снижают ставки, а у нас — нет. И он ответил в том духе, что там же белые люди, и нам до них еще расти и расти, — именно поэтому?

В.С. Именно по гайдаровской логике так и обстоит дело. А вот на вопрос, куда делись деньги вкладчиков советского Сбербанка, Гайдар вам не ответит никогда. То есть ответит, что во всем виноваты проклятые коммунисты, которые понавыпускали ничем не обеспеченных «деревянных» рублей, и ему вместе с Чубайсом и другими «реформаторами» пришлось спасать Россию от голода и холода. Хорошо, давайте посчитаем всё, что сделали проклятые коммунисты. Оказывается, документов нет, они уничтожены. Кто уничтожил? Неизвестно. А кто допустил уничтожение? Сам Гайдар и его подельники. Но они тут ни при чем, у них презумпция невиновности. Всё, круг замкнулся. Вам понятно, что происходило у нас и что сегодня происходит в мире?Америка должна 14 триллионов долларов. Это совокупный государственный долг, внутренний и внешний. Если брать реальный, а не номинальный ВВП США, то она их и в три года не заработает. Если у Обамы на руках есть два триллиона долларов, больше не будет, а гасить надо десять триллионов текущего долга, пирамида больше не растёт, то как выходить из положения? Либо банкротить страну и объявлять дефолт, либо навязать участие в своем долге другим странам: мол, мы все перед лицом кризиса должны объединить усилия и так далее — ну, вы это слышали. И наши лидеры, не зная, что это за кризис, сколько придется платить, — практически подписываются под чистым листом бумаги, куда их американские партнеры впишут любую нужную им сумму? Нет, я не знаю, какие там существуют договоренности и обязательства. Поэтому я не склонен огульно критиковать действия ни российских, ни американских властей. Я по объективным экономическим параметрам говорю: без инвентаризации, параметризации активов и обязательств никакого выхода из кризиса не будет. Нужно установить параметры самого кризиса, параметры тех механизмов, которые в этот кризис ввели, и параметры тех механизмов, которые могут из этого кризиса вывести.Беды еще нет. Пока налицо нехватка денег, но худо-бедно мир продолжает платить. Следующим шагом, который сегодня усиленно готовят, будет дефолт или отложенные платежи. Уже максимум через полгода Америке будет нечем платить по своим текущим долгам. И те спекулятивные телодвижения вокруг доллара, которые мы сегодня наблюдаем, способны разве что продлить и усилить агонию. Это паллиативные средства, которые дают эффект на протяжении только очень короткого времени.

«ЗАВТРА». А может ли Америка пойти на отказ от доллара и ввести новую валюту — например, амеро?

В.С. С обывательской точки зрения, она может сделать это в любой момент: хоть вчера, хоть сегодня, хоть завтра. На долларе ведь не написано ничего, кроме того, что это — легальное платежное средство для всех расчетов, выпущенное Федеральной резервной системой США. «In God we trust» — и ничего больше: никаких ограничений и никаких обязательств.

А если говорить серьёзно, то поправка 1973 года к Бреттон-Вудсскому соглашению, зафиксированные МВФ, утвердила доллар в качестве международного финансового обязательства, а по таким обязательствам надо платить.

«ЗАВТРА». То есть у глобальной финансовой системы и у Америки нет реальных шансов выйти из этой ситуации без войны?

В.С. А что делает картежник, когда он всё проиграл? Скатерть — со стола!У Америки нет реальных активов. Зато у нее много фиктивных активов, которыми она хотела бы заместить реальные. Но не может. А если она через два года не отдаст два триллиона валютных резервов Китаю, китайцы угробят Америку.»ЗАВТРА». Каким образом?

В.С. Они знают, как. 27 миллионов китайцев, живущих в США, это знают. Там латиноамериканцев много, негров, так что страну, основанную белыми англо-саксонскими протестантами, вы очень скоро не узнаете. Та же картина, что в Советском Союзе: как только число русских снизилось до половины населения — стране пришел конец. От половины до двух третей — пограничная критическая зона.Но войны такой классической, конечно, не будет. А будет что-то наподобие нашей перестройки. Если американцы не найдут эти два триллиона. Спрашивается, где их взять? С России не возьмешь — нет здесь уже таких денег. А российской территорией китайцы не возьмут — зачем? Им нужно готовое сырье, а не его добыча вахтовым методом. С нефтяных исламских государств, наподобие Ирана и Саудовской Аравии? С Европы? С Японии? В принципе, можно, но там ведь тоже не дураки сидят+

«ЗАВТРА». А Китай понимает все эти процессы? У него, на ваш взгляд, существует своя стратегическая линия, проложенная в других системах координат?

В.С. В Китае выстроена почти самодостаточная экономическая система, минимально зависящая от внешнего рынка даже по продажам, потому что если даже экспорт в Америку сократится в четыре раза, китайская экономика всё равно будет идти в плюсе. Правда, она будет давать не 10-15% годового прироста в натуральном измерении, а 4-5%. Это очень нормальная ситуация.Но Китай, при всех своих плюсах, имеет один весьма существенный порок: она основана на очень низком уровне компенсации труда. Это рано или поздно взорвётся, если только пекинские товарищи своевременно не изменят свой курс и не повысят средний уровень зарплаты примерно в четыре раза. Тогда там будет полный перфект. А если нет — лет через 20 всё рухнет и там.Реально Китай претендует на 40% мировой экономики. Так было 2000 лет назад, так, наверное, случится в ближайшие сто лет. Это такие сверхдлинные волны в экономике, изучением которых я сегодня занимаюсь именно со статистических позиций.

«ЗАВТРА». А Россия?

В.С. Скажу честно: к величайшему сожалению, на ближайшие сто лет ничего хорошего я для нашей страны не вижу. В 90-е годы мы прошли «точку невозврата». При нынешнем руководстве мы не можем вернуться обратно, или каким-то усилием политической воли перейти на китайскую модель. Мы вынуждены вписываться в глобальную экономику. Китай развивается на собственной основе, а мы — на «вхождении в глобальный рынок».

Тут вот много говорили о «валютной зоне рубля», о рубле как мировой резервной валюте. Да не будет такой зоны и не будет рубль резервной валютой! Потому что для этого сегодня нужно иметь ВВП на уровне десять триллионов долларов, а у нас даже двух не наберется. Ну, это как если бы вы с сотней тысячей долларов в кармане пришли покупать «Майбах». Так он два миллиона стоит. Наличными, в кассу, пожалуйста. Нет? В кредит хотите? До свидания, у нас очередь, работаем под заказ.Нужно гарантировать соответствующий резерв, который будет размещен в международной платежной системе, существующей или вновь созданной. Да, с нами могут и хотят торговать на рубли и китайцы, и турки, и другие могут подтянуться. Но какие гарантии мы им способны предоставить? Акции «Газпрома»? Так вчера «Газпром» стоил четыреста миллиардов, а сегодня не стоит и пятидесяти, упала капитализация в восемь раз. Или зуб Чубайса как самого эффективного менеджера? Или «мертвые души» заложите с вашей убылью населения? Что?Две вещи делают нашу перспективу катастрофической. Первая — это реальная производительность труда. Не экономическая эффективность предприятия, а реальная производительность труда. У нас этот показатель из всех отчетов вычеркнут. Потому что здесь — катастрофа, реальная производительность труда за годы «реформ» снизилась примерно на 40%. И вторая — это низкий уровень оплаты труда. Российскому работнику в среднем платят за единицу произведенного продукта примерно в 2-3 раза меньше, чем на Западе. Вот и получается, что наш человек отстает от того же американца по производительности в четыре раза, а по зарплате — в десять раз. Спрашивается, в таких условиях зачем ему работать больше и лучше? Не нужно ему это! Ему не нужно, соседу не нужно, всем не нужно. Страна стоит уже на треть! А будет стоять наполовину, на две трети!Да, вы отдаете деньги в социальную сферу, пенсионерам, инвалидам, малоимущим и так далее. Отдаете четверть того, что должны отдавать, но отдаете. И эти деньги вы, получается, расходуете впустую. Потому что все понимают: вот тут вы врёте, вы «отмазываетесь». И вас начинают презирать. Любая социальная система так жить не может. И страна в результате падает в пропасть. Вот что происходит сегодня с Россией. Вот где кризис, а не на фондовом рынке!

«ЗАВТРА». Спасибо, Василий Михайлович, за содержательную беседу. Надеемся, она окажется не последней на страницах нашей газеты.

Материал подготовили Александр НАГОРНЫЙ и Николай КОНЬКОВ