Позиция известных западных журналистов: до войны в Ираке и сейчас. Стивен Гловер, постоянная колонка в Daily Mail Что он говорил тогда: «Падение Багдада и смещение Саддама Хусейна знаменуют грандиозную победу сил Великобритании и США. Это поворотный пункт в истории. Тони Блэр заслуживает особенной похвалы, так как он настоял на участии Великобритании в войне, несмотря на возражения оппозиции». Daily Mail, 11 апреля 2003.

Что он говорил недавно: «Разве не видно, что дела в Ираке идут все хуже и хуже? Похоже на то, что Америка и Великобритания создали свою собственную Палестину на Ближнем Востоке». Daily Mail, 6 апреля 2004.

Что он говорит сейчас: » За шесть месяцев до начала вторжения я очень скептично относился к перспективам войны. Из-за участия в ней британских войск я нехотя примирился с этим. Хотелось бы, чтобы Британия приостановила свое участие, но я не вижу достойных путей выхода для нас сейчас. Нам придется выбирать меньшее из зол».

Дэвид Ааронович, постоянная колонка Guardian и Observer

Что он говорил тогда: » Если через несколько недель Совет Безопасности даст согласие на начало военных действий против Саддама, я буду это поддерживать. Если вторжение начнется без резолюции ООН, я также не буду возражать. Я не могу быть против освобождения народа Ирака, даже если соответствующие действия сопряжены с определенным риском». 2 февраля, 2002.

Что он говорил недавно: «Теперь, спустя почти год после начала наступления коалиции в Ираке, там начинает создаваться нечто новое, и это новое не вполне соответствует нашим ожиданиям. Все намного сложнее, масштаб проблем и потери больше, чем допускали те, кто выступал в поддержку вторжения до войны». Февраль 2004.

Что он говорит сейчас: «Было бы глупо говорить, что все произошло так, как я надеялся. Но единственным шансом для иракского народа было свержение Саддама, и последующие несколько недель покажут, способны ли они воспользоваться этим шансом».

Энн Макэлвой, постоянная колонка в Evening Standard

Что она говорила тогда: «Иракский народ будет счастлив от него избавиться. Протесты отважных, но неправильно проинформированных людей могут только помешать. Если они хотят выполнить свой гуманитарный долг, лучшее, что они могут сделать – это остаться дома». 22 января 2003.

Что она говорила недавно: «Ирак – это страна, где коалиция, возглавляемая США, одержала военную победу над диктатором и теперь пытается создать необходимые условия для проведения свободных выборов. Беспокойство всех сторонников войны, таких, как я, связано не с тем, что Америка «завязнет» в Ираке, а с тем, что она может не закончить взятую на себя миссию». 7 апреля 2004.

Что она говорит сейчас: «Место, представлявшее собой ад на земле, не может в одночасье превратиться в рай. Произведя интервенцию однажды, приходится справляться с тяжелыми последствиями, что связано с утомительной работой. Я противница той точки зрения, что следовало позволить Саддаму оставаться у власти, потому что так было бы легче для нас».

Реббекка Уэйд, редактор The Sun

Что она говорила тогда: » В отличие от президента Ширака, демонстрирующего высокомерие и корысть, действия Блэра характеризуются высокими моральными принципами. Стремительная и победоносная война, доказывающая всему миру, какую угрозу представлял собой в течение многих лет Саддам, обеспечит Блэру место в истории». Sun, 13 марта 2003.

Что она говорила недавно: «За год до сегодняшнего дня жизнь в Ираке начала меняться к лучшему. Это не просто слова. Опрос общественного мнения, проведенный на этой неделе, показал: 70% иракцев считают, что без Саддама их жизнь стала лучше. Война с режимом Саддама была справедливой, и результаты оправдывают ее, как бы ни хныкали разные хлюпики. Америка и Великобритания поставляют в Ирак миллиарды, что позволяет обеспечить Ирак электричеством, питьевой водой, товарами в магазинах, машинами, приходящими на смену ослам, и надеждой – впервые в истории». Sun, 19 марта 2004.

Что она говорит сейчас: «Без комментариев».

Тони Парсонс, постоянная колонка Daily Mirror

Что он говорил тогда: «Неправильно и нечистоплотно выступать против войны сейчас, когда там сражаются британские солдаты, а смерть стоит очень дешево. Самодовольные надписи на плакатах участников маршей мира выглядят просто жалко и неуместно в свете реалий военных битв». 24 марта 2003.

Что он говорил недавно: «Если Тони Блэр может договориться с Каддафи, то почему он не смог договориться с Саддамом Хуссейном? Он вступает в войну против народа, не представляющего для нас никакой угрозы, а потом целует кольцо человека, косвенно виновного в убийстве 25-летней британской служащей полиции». 29 февраля 2004.

Что он говорит сейчас: «Все это похоже на кровавую бойню. Меня просто тошнит от таких лидеров, как Буш и Блэр: никогда в жизни не слышали настоящего выстрела, никогда и не подумали бы отправить своих детей на смерть, но, когда речь идет о чужих детях, они не испытывают никаких колебаний. В истории Блэр останется как опасный лжец».

Джоан Хари, постоянная колонка в Independent

Что он говорил тогда: «Скоро все продолжающие отрицать очевидное поймут то, что иракские люди знали всегда. Когда окончательно выяснится, что в Ираке хотели этой войны, может, хотя бы это остановит борцов за мир?» 26 марта 2003.

Что он говорил недавно: «Британские газеты вспоминают об Ираке и Афганистане только тогда, когда происходит очередной теракт террориста-смертника: Большинство экспертов считают, что выборы в Ираке состоятся не далее как в этом году. Уже доказана неправомочность расистского убеждения, что в Ираке не может быть демократии, потому что там живут дикари». 20 февраля, 2004.

Что он говорит сейчас: «Перед началом войны я отвергал все возражения по поводу ОМП. Я говорил, что это чушь. Так оно и было. Но, кроме этого, я говорил, что главная причина войны – это потребность иракского народа в том, чтобы Саддам был свергнут. Все опросы общественного мнения показывают, что большинство иракцев хотели продолжения вторжения».

Переведено 09 апреля 2004

Источник: www.inopressa.ru